Версiя для друку

Дороги сведут. Все дороги ведут в ВККС: как юристы подают документы в четыре кассационных суда, формирующие Верховный Суд

Уже целую неделю двери Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККС) практически не закрываются. Посетители стряхивают снег с верхней одежды и направляются к охране. «Вы — подавать документы?» — опережает человек в форме. «Да, у меня тут рассматривается дисциплинарная жалоба»,— говорит вошедший. «Комиссия больше дисциплинарные дела не рассматривает, подавайте в Высший совет правосудия», — отвечают на проходной. «Я как гражданин Украины имею право…», но мы не дослушиваем — таких посетителей сейчас единицы, намного больше лиц с другими документами — на конкурс в Верховный Суд.

Слева и справа в холле ВККС — по четыре рабочих места, где секретариат принимает документы от кандидатов. Комиссия внедрила электронную регистрацию (наподобие системы в визовом центре), чтобы юрист смог выбрать удобную дату и время для подачи документов. Однако в отличие от центра тут очередей нет вообще. Конечно, посмотрим, что будет 7-8 декабря — под конец срока подачи документов, но пока все происходит без заминок.

Мы ищем знакомые лица среди подающих, но не находим. Приходится знакомиться. У ассистента кафедры земельного и аграрного права юридического факультета КНУ им. Тараса Шевченко Тараса Третьяка оказалось несколько причин участвовать в конкурсе. Во-первых, судебная система его полностью не удовлетворяет. «Очень часто суды ошибочно толкуют правовые нормы. В результате правовые институты, известные еще со времен римского частного права, исчезают в связи с неиспользованием», — говорит Тарас Алексеевич. Во-вторых, не развивается правовая теория: «Если теоретические конструкции не применяются судами на практике, они попросту не нужны. То есть неудачная судебная практика не дает возможности развиваться теории». В-третьих, Украина нуждается в реформах. И вопрос реформирования вне всяких сомнений — вопрос выживания страны. «Любая реформа будет работать при условии надлежащей судебной системы. И наоборот — любую самую позитивную реформу плохая судебная система может нивелировать. Мне намного удобнее работать в университете, я всегда считал себя исключительно теоретиком, но не могу стоять в стороне в такой критический для страны момент. Я не буду иметь права упрекать судебную систему, если сам ничего не сделал для того, чтобы ее улучшить», — признается г-н Третьяк. Он говорит, что мало времени для подготовки пакета документов: «Поскольку тут избирают людей, которые будут формировать судебную практику на протяжении десятилетий, мне кажется, спешить не стоит».

Судейские амбиции первого заместителя председателя Комитета Верховного Совета Украины по вопросам правовой политики и правосудия Леонида Емца для многих стали неожиданностью. Но, как оказалось, Леонид Александрович пришел на конкурс в ВС скорее для ревизии. И хотя рабочий день 28 ноября уже подходил к концу, Леонид Емец успел подать документы. Его заявка касалась участия в конкурсе на занятие должности судьи в кассационном административном суде. По словам кандидата, он имеет свыше 11 лет научного стажа. «Почему вы решили стать судьей ВС?» — интересуемся мы у народного депутата Украины. «Да я только что 20 минут рассказывал», — негодует наш собеседник, имея в виду свой комментарий для другого профильного СМИ. Но тут же решает дать комментарий и нам и рассказывает, как ездил со своей «юридической командой, являющейся частью судебной реформы», по высшим учебным заведениям, адвокатским конторам, беседовал со знакомыми преподавателями, адвокатами, судьями, решившими участвовать в конкурсе. «Все они отвечали: «Ты нас убеждаешь участвовать в конкурсе, так принимай участие и сам, потому что ходят слухи, что все будет, как с конкурсами на занятие должностей госслужащих». Я им говорил, что тут есть Общественный совет добропорядочности, к кандидатам предусмотрено в четыре раза больше вопросов и действуют другие процедуры, позволяющие говорить о честности и открытости процесса». Г-н Емец отметил, что включился в работу, чтобы на собственной шкуре ощутить все процедуры.

«То есть вы не хотите становиться судьей ВС, вы просто желаете проконтролировать ситуацию изнутри?» — уточняем мы. «Есть два варианта, — отвечает он, — прозрачный конкурс и честный суд, который будет формировать будущее нашего государства, и нечестный конкурс. Во втором варианте я точно принимать участие не намерен. Что касается первого, буду советоваться с моими избирателями. Поэтому первоочередное задание — обеспечить (я надеюсь) подтверждение чистоты процесса. В противном случае — вывести все на чистую воду».

На следующий день мы снова посетили ВККС и поговорили с кандидатами. Но наш первый собеседник оказался не столь разговорчивым. «Вы напишете, и все сразу будут знать, что я подал документы», — говорит нам судья, пожелавший остаться неизвестным. «Так через два дня ВККС все равно списки обнародует!» — апеллируем мы, но судья остается непреклонным: «Да, но для этого нужно зайти на сайт Комиссии и найти соответствующий раздел…». Мы не настаиваем на продолжении беседы и желаем ему успехов на последующих этапах, на что наш собеседник отвечает: «Для того чтобы победить, нужно как минимум принять участие».

Трудностей с выбором суда у председателя Верховного Суда Украины Ярослава Романюка не возникло — он подал документы в кассационный гражданский суд. Что касается подготовки документов, то Ярослав Михайлович сложность видит в недостатке времени. По его словам, когда работаешь более 20 лет на должности судьи, нет нужды через определенный период времени подтверждать состояние здоровья медицинскими справками. А тут, чтобы продолжить работу, справки нужны. Да и коллеги, как сказал г-н Романюк, отмечали довольно формальный подход докторов: фактически там конвейер, и никто ни анализов крови не берет, ни других манипуляций не осуществляет. «Зачем эта бюрократия, не устанавливающая фактически, склонен ли судья к злоупотреблению алкоголем, в порядке ли его психическое здоровье?» — задался вопросом Ярослав Михайлович.

«Как вы оцениваете соотношение судей, адвокатов и ученых? Общество довольно скептически отнеслось к большому проценту судей», — спрашиваем у г-на Романюка. «А я отношусь не скептически, — говорит он. — Думаю, что эта пропорция изменится. Давайте исходить из электронной регистрации: сначала количество судей было больше, но потом, после массовых призывов к адвокатам и ученым участвовать в конкурсе, этот показатель снизился. Мой прогноз — по результатам экзаменов это соотношение снова изменится в пользу судей. Почему? Судьи имеют опыт работы, компетенцию, специальность. Я убежден, что во время конкурсных процедур они подтвердят свой высокий профессиональный уровень и порядочность».

Один из претендентов на должность судьи кассационного административного суда ВС — заместитель председателя Высшего административного суда Украины Михаил Смокович. Михаил Иванович декларации добропорядочности и родственных связей подготовил заранее. Он признался, что определенные трудности возникали с родственными связями, ведь у него двоюродных братьев и сестер — 24, пришлось со всеми связываться и уточнять детали о месте работы, адресах и т.д. Свою трудовую деятельность г-н Смокович начал еще в 1982 году, поэтому были проблемы с поиском информации об организации, которая уже ликвидирована, и с поиском точного адреса военной части, в которой он проходил службу. Что касается юридической информации, то нужно было найти десять знаковых судебных решений. Михаил Иванович подыскивал разные решения, выражающие разные правовые позиции. «Я пытался найти по одному решению за каждый из 11 лет работы в ВАСУ. Также пришлось искать высказывания, влияющие на правовую систему Украины: пришлось покопаться в СМИ, перечитывать свои статьи. Медицинскую справку я подготовил заранее. Все это очень кропотливая, рутинная работа, требующая максимального внимания», — комментирует г-н Смокович.

Нас прерывает Ярослав Романюк: он подошел поздороваться с Михаилом Ивановичем. «Все дороги сейчас ведут в ВККС», — замечает один. «Да», — соглашается другой. «Тогда до встречи на конкурсе», — говорит первый. Другой разводит руками: «Не знаю, будут ли конкурсы в один день, мы ведь подали документы в разные кассационные суды…».

Ярослав Михайлович уходит, мы возвращаемся к беседе. Г-н Смокович отмечает хорошую организацию процесса подачи документов, к примеру, Комиссия все образцы заявлений и документов обнародовала на сайте. Мы спрашиваем о его отношении к соотношению судей, адвокатов и ученых. «Что бы там ни говорили и ни выдумывали в мотивационных письмах о причинах участия в конкурсе на занятие должностей в ВС, но в первую очередь это работа судей. Люди, проработавшие в высших специализированных судах, в ВСУ хотят продолжить свою работу. Карьерного роста желают и судьи низших инстанций», — говорит г-н Смокович. По его словам, около 30 судей ВАСУ приняли решение участвовать в конкурсе. Затронул заместитель председателя ВАСУ и тему материального обеспечения судей. «Зарплата должна быть достаточной, но необходимо учитывать общий социальный уровень страны и вообще принцип равенства. По моему мнению, указанные в законодательстве зарплаты такими не будут, но этого и не нужно в государстве с таким состоянием экономики». Г-н Смокович убежден, что зарплаты судей низших инстанций не должны так сильно отличаться от зарплат судьи ВС. «Самая рутинная работа ложится на плечи судей первых инстанций, а мы почему-то об этом забываем», — напоминает Михаил Смокович, отмечая, что судьи первой инстанции находятся на передовой.

«Богдан Юрьевич, вы только что подали документы в кассационный хозяйственный суд ВС?» — интересуемся мы у председателя Высшего хозяйственного суда Украины Богдана Львова. «Безусловно», — отвечает он. Что касается соотношения судей, адвокатов и ученых, изъявивших желание стать судьями ВС, то Богдан Юрьевич привел в пример мировую практику: на должности судей в наивысших судебных инстанциях могут претендовать адвокаты и ученые, но в целом они составляют не больше 10 %. «Мне кажется, это именно та пропорция, которая позволяет, с одной стороны, задействовать научный потенциал страны, а с другой — работать». Он говорит, что любая профессия имеет свои преимущества, недостатки, особенности. Адвокатам и ученым еще предстоит поучиться судейской работе.

Сегодня подает документы и профессор кафедры трудового права и права социального обеспечения КНУ им. Тараса Шевченко Наталия Мельничук. Пока мы просим дать комментарий, в холл спускается председатель ВККС Сергей Козьяков. Он приветствует нас, знакомится с Наталией Алексеевной, и, кажется, теперь г-жу Мельничук интервьюируем мы оба.

«Как вам организация процесса подачи документов?» — спрашиваем. «Отлично — все быстро и оперативно!» — отвечает г-жа Мельничук. «А вы думали, тут будут очереди до Бессарабки?» — шутит Сергей Юрьевич. Наталия Алексеевна признается, что чего-то подобного ожидала. «Вы все документы, предусмотренные законодательством, принесли?» — уточняет г-н Козьяков. «Абсолютно все», — отвечает кандидат. «Все удостоверено? Вы же знаете, что лица, не подавшие все необходимые документы, не допускаются», — продолжает председатель ВККС. Наталия Мельничук отвечает утвердительно. «Почему вы решили стать судьей?» — интересуюсь я. Сергей Юрьевич уже не дослушивает, говорит, что об этом он прочтет в мотивационном письме. Наталия Алексеевна обращается к нам: «Первопричиной послужило то, что процедура замещения вакантных должностей судей ВС стала открытой для ученых. Во-вторых — с целью самореализации и карьерного роста. В-третьих, все кругом сетуют на судебную власть — ее нужно кому-то менять. Кому, если не нам?».

Кристина Пошелюжная

Юридическая практика. – 6.12.2016

Перейти на початок