Версiя для друку

Василий Косенко: «Задача ВККС состоит не в привлечении судей к дисциплинарной ответственности, а в предупреждении нарушений»

С принятием в 2010 г. Закона «О судоустройстве и статусе судей» Высшая квалификационная комиссия судей Украины претерпела ряд преобразований, коснувшихся как ее правового статуса, так и организационной структуры. Но, несмотря на незначительный срок своего существования в новом статусе, ВККС зарекомендовала себе как команда профессионалов, которая эффективно справляется с возложенными на нее функциями, в частности, по привлечению судей к дисциплинарной ответственности. Подробностями о работе Комиссии «изнутри», особенностях рассмотрения дисциплинарных дел с читателями «Судебно-юридической газеты» в эксклюзивном интервью поделился судья Верховного Суда Украины в отставке, руководитель службы дисциплинарных инспекторов Высшей квалифкомиссии Василий Косенко.

– Василий Иосифович, какие позитивные моменты для судебной системы Вы могли бы отметить в связи с судебной реформой?

– Как и наше государство, отечественная судебная система молодая. Да, за 20 лет нам удалось достигнуть многого, например, принять несколько процессуальных кодексов, создать административную юстицию. Однако наиболее существенные, не побоюсь этого слова, коренные изменения, коснувшиеся всей судебной системы, безусловно, начали происходить после принятия Закона «О судоустройстве и статусе судей». Этот прогрессивный для отечественной Фемиды закон определил правовой статус Высшей квалификационной комиссии судей Украины как постоянно действующего органа в системе судоустройства страны. Таким образом, были созданы условия, позволяющие ВККС стабильно, своевременно и качественно наполнять суды профессиональными кадрами, эффективно и объективно рассматривать вопросы, касающиеся дисциплинарной ответственности судей.

– В чем состоит основная задача ВККС? Как построена работа Комиссии?

– Хочу отметить, что чуть более 2 лет назад, когда вступил в силу новый Закон «О судоустройстве и статусе судей», ВККС была создана практически с нуля. Ведь ранее Высшая квалифкомиссия действовала на общих началах и не была столь эффективна, как сейчас. А после того, как стартовала судебная реформа, мы начинали работать, не имея ни помещения, ни достаточного финансирования, в общем, без элементарных условий. Хотя задачи перед нами законодатель поставил серьезные. Чтобы их выполнять, мы активно изучали международный опыт, поскольку все законодательное поле, регулирующее деятельность ВККС, в принципе, заложено в законе на перспективу. Т. е. если какие-то моменты не прописаны на законодательном уровне, приходится заполнять пробелы из международного опыта.

Условно говоря, работа Комиссии разделена на несколько направлений. Первым и главным я считаю подбор кадров, их профессиональный рост, карьерные перемещения и т. д. 5 ноября 2012 г. был объявлен третий отбор кандидатов на должности судей. Этот процесс постоянно совершенствуется, исправляются недочеты, существовавшие ранее. Ведь очень важно, чтобы каждый, кто займет должность судьи, был этого достоин. Случайные люди не должны становиться судьями, попадать на эти должности, ведь судьи решают судьбы других людей, а это задача не для всех. В первую очередь, речь идет о моральной чистоплотности. Отмечу, что в этом направлении результат работы очевиден: процедура отбора прозрачная, она соответствует требованиям европейских стандартов. Каким будет конечный итог, покажет время, когда можно будет оценить работу этих судей. Но я смотрю в будущее с оптимизмом.

Другое направление работы ВККС связано с дисциплинарной ответственностью судей. С этой целью при Комиссии создана служба дисциплинарных инспекторов, руководителем которой я являюсь. В соответствии с действующим законодательством, любое лицо, которому известны факты неправомерного поведения судьи, может обратиться с такой информацией к нам. И уверяю вас, ни одно заявление без внимания не остается.

Заявления и жалобы сначала поступают в управления документального обеспечения. Образец их можно найти на официальном портале Комиссии. После регистрации (а она осуществляется в тот же день, когда подается документ) жалоба или заявление автоматически, через автоматизированную систему распределяется равномерно между 11 членами Комиссии во главе с председателем.

– Как много поступает в ВККС жалоб и чего они в основном касаются?

– Отмечу, что некоторое время мы находились в поиске, каким образом построить работу, чтобы жалоб поступало меньше. В том смысле, что далеко не все жалобы относятся к компетенции ВККС, некоторые оформлены ненадлежащим образом, а на их обработку тратилось много ресурсов – как финансовых, так и человеческих. Например, за 2011 г. в Комиссию поступило 22486 жалоб. Так вот, часть этих жалоб, примерно 60%, по сути, были жалобами на решения судов, а это компетенция апелляционной и кассационной инстанций, Верховного Суда Украины, а не ВККС. Часть жалоб поступает с просьбой привлечь того или иного судью к уголовной ответственности, что также является компетенцией других органов. Есть жалобы на действия судей высших специализированных судов и ВСУ – это также вне компетенции Комиссии, такие жалобы, в соответствии с действующим законодательством, направляются в Высший совет юстиции.

Как правило, адресованные «не туда» жалобы перенаправляются. Т. е. если рассмотрение жалобы не в нашей компетенции, отдел документального обеспечения готовит, согласно регламенту, письма, и жалоба направляется по принадлежности. Бывают и жалобы на судебную систему в целом, без названия судов и фамилий судей. Есть определенное количество жалоб, инициаторами или авторами которых являются прокуроры или адвокаты, по сути, злоупотребляющие своим правом на обращение. Например, прокуроры, зная, что пока дело находится в апелляционном или кассационном производстве, Комиссия не имеет права выносить решения, продолжают подавать жалобы, оказывая таким образом давление на судью.

Если жалоба неправильно оформлена, но по содержанию верна, она возвращается заявителю с объяснением, что именно следует конкретизировать, добавить и т. д. К ответу мы обязательно прилагаем образец заявления. Это позволит человеку снова обратиться в ВККС, если для этого действительно есть основания.

– Чем непосредственно занимается служба дисциплинарных инспекторов?

– Мы занимаемся подготовкой к рассмотрению Комиссией тех жалоб, которые не требуют первичной проверки, т. е которые оформлены правильно и их рассмотрение находится в нашей компетенции. Например, если жалобщик просит привлечь конкретного судью к дисциплинарной ответственности, поскольку он рассмотрел дело, превысив установленные законом сроки, и т. д. В этом случае обращение проверяет целый отдел и готовит соответствующее решения. После распределения жалоб автоматизированной системой они передаются членам Комиссии. Члены Комиссии, с которыми работают по три дисциплинарных инспектора, распределяют одинаковое количество жалоб на всех инспекторов. После того, как инспектор получил жалобу к своему производству, он проводит проверку оснований, изложенных в ней. А порядок таких проверок урегулирован внутренним локальным документом Комиссии, поскольку этого не сделано на законодательном уровне.

– Как происходит проверка, какими полномочиями наделен дисциплинарный инспектор?

– Производство условно можно разделить на этапы. Первый – это передача заявления от автоматизированной системы члену Комиссии. Далее происходит проверка по жалобе. Она осуществляется в пределах жалобы, прчем дисциплинарный инспектор в случае необходимости может выехать на место с целью проверки, может собрать объяснения, но только по указанию члена ВККС и в пределах своих полномочий. После завершения проверки дисциплинарный инспектор докладывает члену Комиссии о ее результатах и готовит проект заключения. Если член Комиссии с ним соглашается, вместе с заключением производство по делу передается на заседание ВККС, где решается вопрос, открывать или отказать в открытии дисциплинарного производства. Когда дисциплинарное производство открыто, оно становится дисциплинарным делом.

На заседании Комиссии дело рассматривается по существу. Решение принимается коллегиально в совещательной комнате. Когда решается вопрос об открытии или отказе в открытии дисциплинарного производства, стороны не вызываются. Информация о таком заседании публикуется на официальном сайте Комиссии. Объявление содержит лишь информацию о том, что по жалобе такого-то лица состоится слушание по такому вопросу, без указания ФИО судьи и суда, где он работает. Комиссия пришла к выводу, и эксперты Совета Европы в этом нас поддержали, что не следует быть предвзятыми и до вынесения соответствующего решения указывать информацию о судье, ведь неизвестно, будет ли открыто дисциплинарное производство, а опубликованная информация может негативно повлиять на имидж и судьи, и суда. Но уже после того, как открыто дисциплинарное дело, информация публикуется на сайте ВККС, сообщается время и место рассмотрения дела и указывается в т. ч. и ФИО судьи и название суда, где он работает.

Еще одна существенная проблема для полноценной работы ВККС заключается в том, что законодательно не урегулирован вопрос требований к дисциплинарным инспекторам – как они должны выполнять свои профессиональные обязанности, какие у них полномочия и т. д. Законом не предусмотрено, кто и каким образом имеет право проверять судью. Например, может ли это делать инспектор, который вообще не знает судейской работы? Опыт и практика европейских стран говорят о том, что дисциплинарный инспектор, по крайней мере, должен знать судебную работу. А кто лучше всего знает работу судьи, если не сам судья? Поэтому я считаю, что работать дисциплинарными инспекторами могут как действующие судьи, так и судьи в отставке. Надеюсь, что в ближайшее время будут приняты соответствующие законодательные изменения, которые позволят судьям быть откомандированными в ВККС для работы дисциплинарными инспекторами, но при условии, что такие судьи будут иметь не менее 10–15 лет опыта судейской работы.

– Какими правами наделены жалобщик и судья?

– Заседание Комиссии – процесс в какой-то степени состязательный. Судья, например, имеет право знакомиться с материалами дела, давать как устные, так и письменные объяснения. Обязательно проводится звуко- и видеозапись всех заседаний. Это делается на случай, если у кого-то возникнут сомнения относительно принятия комиссией прозрачного или беспристрастного решения. После рассмотрения дела Комиссия принимает решение, которое может быть обжаловано. Судья может обжаловать решение о привлечении его к дисциплинарной ответственности как в Высший совет юстиции, так и в Высший административный суд Украины. Жалобщик также может обратиться в указанные органы с тем, чтобы они определили правомерность или неправомерность деятельности или бездеятельности Комиссии.

– Кроме решения о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности, что еще может сделать ВККС, например, в случае нарушения судьей присяги?

– Если Комиссия усматривает в действиях судьи признаки нарушения присяги, она направляет в ВСЮ представление об увольнении судьи с должности за нарушение присяги. В 2011 г. таких представлений было 10. Но отмечу, что главное для ВККС – не количество судей, привлеченных к дисциплинарной ответственности, главная ее задача – это работа, направленная как раз на предупреждение нарушений, т. е. на профилактику.

– Существуют ли четкие критерии, по которым судью можно привлечь к ответственности?

– Основания для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности четко предусмотрены ст. 83 Закона «О судоустройстве и статусе судей». Их шесть: 1) существенные нарушения норм процессуального права при осуществлении правосудия, связанные, в частности, с отказом в доступе лица к правосудию по основаниям, не предусмотренным законом; нарушение требований по распределению и регистрации дел в суде, правил подсудности или подведомственности; необоснованное принятие мер обеспечения иска; 2) непринятие судьей мер по рассмотрению заявления, жалобы или дела в течение срока, установленного законом; 3) нарушение требований непредвзятого рассмотрения дела, в частности, правил отвода (самоотвода); 4) систематическое или грубое единичное нарушение правил судейской этики, подрывающие авторитет правосудия; 5) разглашение охраняемой законом информации, в т. ч. тайны совещательной комнаты или тайны, ставшей известной судье при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании; 6) непредоставление или несвоевременное предоставление для обнародования декларации об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера за прошлый год, указание в ней заведомо ложных сведений.

Если брать эти основания, то наиболее весомые, на мой взгляд, те, где судьи нарушают морально-этические нормы. Безусловно, чтобы сохранить доверие граждан, судья обязан их соблюдать. И эти моральные и нравственные качества собраны в Кодексе судейской этики, утверждение новой редакции которого ожидается на очередном Съезде судей в феврале 2013 г. Идея этих этических требований заключается в том, чтобы не допустить такого поведения судей, которым они могут навредить авторитету судебной власти. Отмечу, что на ноябрь с. г. было 709 таких обращений.

Другим, не менее важным, на мой взгляд, основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности является волокита, когда судья затягивает рассмотрение дела. К сожалению, объективные причины ее понятны: на сегодняшний день не определена нагрузка на судью, а количество дел, которое распределяется на каждого судью, бывает таким, что он физически не может их рассмотреть в срок, предусмотренный законом. Поэтому, конечно же, при вынесении членами ВККС решений обстоятельства нагрузки на судью учитываются. Но бывают и ситуации, когда судье нет оправданий. Когда я работал судьей Верховного Суда Украины, в одном из судов Одесской области наследственное дело находилось в производстве 12 лет. Судья как остановил дело, так и забыл о нем. Это ничем нельзя оправдать. Другой вариант: если судья уходит в отпуск, и по этой причине откладывает дело, таким действиям также нет оправдания.

Кроме того, с уверенностью могу сказать, что автоматизированная система распределения дел несовершенна. Основная проблема заключается в том, что система не учитывает опыт того или иного судьи. Если раньше дела распределял председатель суда, он знал, кто из судей более опытный, и давал трудное дело именно опытному судье, а не тому, который проработал год или два. В этом смысле очень жаль, что дела распределяются автоматически.

– На сегодняшний день судебная реформа продолжается, однако есть ли, на Ваш взгляд, какие-то принципиальные моменты, которых пока не удалось достичь?

– В целом, нам так и не удалось достичь главного – высокой степени доверия граждан к судебной ветви власти, как в некоторых других странах. Например, наша делегация в июне с. г. с целью обмена опытом посетила США. Мы задали вопрос коллегам из федерального суда: как относится народ Соединенных Штатов к судебной ветви власти? Ответ был однозначным, что среди трех ветвей власти больше всего люди доверяют судьям. Недавно были проведены соответствующие исследования, которые показали, что 90% респондентов доверяют судам. Но вместе с тем, хочу отметить, что сам факт необходимости проведения таких исследований как раз говорит о наличии проблемы недоверия, о том, что авторитет судебной власти все же находится под сомнением. Безусловно, для этого есть как объективные, так и субъективные причины. Но основная причина кроется в том, что мы пока на начальном этапе становления. А это значит, что впереди много работы, связанной с повышением авторитета судов.

Авторитет судьи – в руках самого судьи. От того, как он себя зарекомендует, во многом будет зависеть и его имидж, и имидж судебной системы в целом. Судья никогда и ни перед кем не должен оправдываться – он должен принимать законные и справедливые решения.

Егор Желтухин
Судебно-юридическая газета. – 3.12.2012. – № 47 (165)

Перейти на початок