Версiя для друку

Сводная реформа

На прошлой неделе процесс реформирования судебной системы обрел новые очертания. Так, 13 января парламент принял решение поддержать в первом чтении как президентский законопроект №1656 «Об обеспечении права на справедливый суд» (за него проголосовали 288 народных избранников), так и законопроект №1497 о внесении изменений в Закон «О судоустройстве и статусе судей» относительно усовершенствования основ организации и функционирования судебной власти в соответствии с европейскими стандартами, подготовленный группой народных депутатов в составе Оксаны Сыроид, Елены Сотник, Андрея Журжия, Леонида Емца и Ивана Крулько («за» – 246 депутатов).

Оба законопроекта вносят изменения в базовые законодательные акты относительно судоустройства и судопроизводства, касаются процедур создания судов, определения количества судей, назначения, избрания судей бессрочно, их перевода в другие суды, функционирования Высшего совета юстиции и Высшей квалифкомиссии судей Украины и т. д.

По итогам обсуждения данных проектов было решено создать рабочую группу, которая должна подготовить ко второму чтению один согласованный документ. Уже на следующий день состоялось заседание Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия, который своим решением определил т. н. базовый состав рабочей группы (в нее вошли все члены данного Комитета) и направил другим органам и организациям письмо с предложением ввести своих кандидатов.

Поскольку Верховная Рада решила избрать формат работы в виде слияния двух законопроектов в один, в ходе заседания Комитета возникло немало вопросов относительно того, по какой процедуре оно должно происходить. В перипетиях процесса «скрещивания» вариантов реформы попыталась разобраться «Судебно-юридическая газета».

Проектное размножение

По каким-то причинам законопроекты не были зарегистрированы в Верховной Раде как альтернативные, как это обычно происходит, когда инициативы касаются изменения одних и тех же положений законов. Первый замглавы Комитета по вопросам правовой политики и правосудия Леонид Емец на заседании назвал это упущением аппарата ВР. Впрочем, учитывая последние тенденции в политической жизни страны, в это верится с трудом.

Так, на рассмотрении в Комитете под разными номерами находились сразу несколько законопроектов, которые имеют непосредственное отношение к реформированию судебной власти. Как отметил глава Комитета Руслан Князевич, решение согласительного совета ВР, которым парламенту рекомендовали рассмотреть их как сочетаемые между собой логично и содержательно, правильное. Другое дело, что Комитет не успел в полной мере проанализировать все законопроекты. Как, впрочем, и Главное научно-экспертное управление парламента. В итоге было решено рекомендовать к принятию как наиболее подробный и всеобъемлющий лишь президентский законопроект №1656, т. к. он был определен спикером ВР как безотлагательный.

При этом Комитет предложил своему председателю во время выступления в сессионном зале обратиться к авторам других законопроектов с просьбой отозвать эти инициативы и оформить наиболее подходящие предложения в виде поправок. Учитывая волю Согласительного совета, Комитет решил взять на себя ответственность и после того, как закончится срок подачи соответствующих поправок от субъектов права законодательной инициативы, создать рабочую группу, в которую привлечь всех авторов других законопроектов, а также заинтересованных представителей судебной власти, Высшего совета юстиции, Высшей квалификационной комиссии судей, Совета судей, экспертов в сфере судоустройства (как отечественных, так и зарубежных) и профессионально обсудить все без исключения поправки, выйдя в итоге на тот вариант ко второму чтению, который снимет все острые углы и несогласованности.

Уже на следующий день после принятия решения ВР, 14 января состоялось заседание Комитета по вопросам правовой политики и правосудия – как и в предыдущий раз, без всякого анонсирования. Одним из пунктов повестки дня стал вопрос о формировании рабочей группы. «Я не считаю, что данные законопроекты являются альтернативными, – отметил Р. Князевич. – Тем не менее, мы должны выполнять решение парламента и поручение председателя ВР, которое состоит в том, что поскольку они приняты за основу, с 14 января начинается отсчет 14-дневного срока, определенного регламентом ВР для подачи поправок ко второму чтению к двум законопроектам. Этот срок заканчивается 28 января, и поскольку следующая сессия и заседание Комитета состоятся 4 февраля, за эти несколько дней, как только поправки поступят, секретариат Комитета внесет их в одну таблицу по двум законопроектам, поскольку поправки должны быть к обоим инициативам. На следующем заседании Комитета мы должны сформировать рабочую группу. Она продолжит попытки наработать на основе этих двух законопроектов общий документ, который должен быть от имени Комитета предложен ВР для рассмотрения во втором чтении».

Чтобы такая работа была объективной, члены Комитета решили подключить к ней все заинтересованные стороны. «Это, в первую очередь, авторы подобных законопроектов – напомню, что их было не 2, а 5. Я убежден, что рабочая группа должна формироваться из всех членов нашего Комитета, чтобы внутри него не было противоречий по поводу видения реформы. Что касается других народных депутатов, было бы правильно, чтобы они обратились к фракциям парламента с предложением внести дополнительно свои кандидатуры в состав такой рабочей группы. Мы не можем ограничивать их, но, с другой стороны, и не можем «раздувать» рабочую группу, ведь тогда ее работа не будет эффективной», – отметил г-н Князевич.

Кроме того, Комитет обратился к главе Верховного Суда, председателям высших специализированных судов и ГСА, членам ВСЮ, главе ВККС, министрам юстиции и финансов, Национальной академии наук в лице Института государства и права, Академии правовых наук, Институту законодательства Верховной Рады, Генеральному прокурору Украины, а также представительству Европейского Союза и Совета Европы в Украине, чтобы они в рамках 14-дневного срока предоставили свои предложения относительно положений законопроектов и, возможно, поправки ко второму чтению (которые потом внесут народные депутаты, ведь указанные субъекты не имеют права законодательной инициативы), а также делегировали своих представителей в состав рабочей группы.

Таким образом, на начало работы следующей сессии ВР и к заседанию Комитета, когда он будет определяться относительно порядка деятельности рабочей группы, теоретически должен быть готов перечень лиц, которые будут предложены в ее состав.

Объединить необъединимое

Однако возникает немало вопросов к методу, по которому положения проектов будут сливаться в единое целое. Член Комитета Роман Романюк задал вопрос, который, как оказалось, волнует и других депутатов: «Мы будем вносить предложения сразу к двум законопроектам? Потому что неясно, альтернативные они или разные». На это Р. Князевич отметил, что поскольку оба законопроекта приняты парламентом за основу, это означает, что они не альтернативные. И согласно Конституции и регламенту ВР, никто не может ограничить субъекта законодательной инициативы во внесении поправок как к одному, так и ко второму проекту. Буквально это означает, что впоследствии могут появиться и поправки от других лиц – не членов рабочей группы, которые нужно будет рассмотреть. По истечению 14-дневного срока предоставления поправок будет сформирована сравнительная таблица, состоящая из 4 колонок: действующая редакция закона, предложения к одному проекту, предложения к другому проекту и общая предложенная редакция. Далее на основе этой таблицы группа начнет работу.

Также возник вопрос, должны ли быть внесены в сессионный зал поправки по обоим законопроектам. Да, Комитету было дано поручение сформировать единый документ, однако, как отметил Р. Романюк, невнесение в сессионный зал поправок по одному из проектов будет нарушением регламента. «Поскольку рабочая группа не наделена правом вносить поправки в сессионный зал (этими полномочиями наделен Комитет), я считаю, что нам нужно сделать следующим образом. Рабочая группа должна предложить, какие из поправок стоит учесть во время обсуждения общего законопроекта ко второму чтению с тем, чтобы положения одного законопроекта «вмонтировать» в другой, и один из них, очевидно, придется отклонить», – подытожил Р. Князевич. Какой из проектов будет основным – это уже вопрос к рабочей группе.

«Я очень верю, что мы сможем прийти к согласию. Если мы не найдем консенсус, у нас все равно нет другого выхода, кроме как выносить на рассмотрение Верховной Рады законопроект. Поэтому давайте исходить из того, что мы можем сделать, – отметил он. – Я спросил у одного из авторов идеи объединения, как он видит ее реализацию. Он ответил, что политика – это искусство возможного. Тогда я спросил, для чего нам ставить невозможные задачи. Ведь я не знаю, как из двух альтернативных проектов сделать один. Но поскольку нас обязали эту идею воплотить, мы должны выполнить задачу».

Свой вариант работы над поправками предложил член Комитета Сергей Соболев. «Мы не можем нарушать регламент, даже если есть решение парламента. Мы двумя этими законопроектами вносим изменения в 6 действующих законов. Авторы законодательных инициатив не предлагают принять какой-то новый закон, поэтому не стоит его придумывать. Президент и авторы других проектов пытаются урегулировать действующие законы в соответствии с Конституцией. У нас будет одна проблема – это рамки Конституции. Ясно, что по логике необходимо было начинать с Основного Закона. Я предлагаю исходить из норм действующих законов, внося поправки. Если есть положения, которые выходят за рамки действующих законов, их следует внести в соответствующую таблицу как отдельные предложения. Тогда эта таблица будет иметь логику. Если мы пойдем по схеме пробовать свести два закона в какой-то третий, новый закон, я вообще не представляю, когда мы закончим данную работу», – подчеркнул нардеп.

Ждать ли сюрпризов от Кабмина?

Напомним, что существует еще и «третья линия» реформы – проект закона «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» и другие законодательные акты относительно усовершенствования принципов организации и функционирования судебной власти в соответствии с европейскими стандартами», который от имени Министерства юстиции и Кабинета министров направлен для анализа в Венецианскую комиссию (ВК). Он в большей мере совпадает с тем, который внесен народными депутатами (№1497), однако не является аналогичным.

Дело в том, что согласно регламенту ВК, даже если тот, кто подает им проект, потом его отзывает, Комиссия все равно обязана предоставить свое заключение. «У меня уже был разговор, со мной встречались эксперты ВК и спрашивали, как дальше поступить, поскольку они был убеждены, что отправленный Минюстом законопроект является единственным от имени Украины, и он уже согласован всеми сторонами. Теперь они не знают, с каким проектом работать», – посетовал Р. Князевич.

Подчеркнем, что 12–16 февраля в Украину прибудет делегация Венецианской комиссии и Совета Европы, которая будет обсуждать ряд важных законодательных инициатив, в т. ч. по поводу судебной реформы. «Думаю, к этому времени уже будем иметь какое-то общее видение. Если нет, то на этой встрече будем думать, не стоит ли все же отослать наработанный рабочей группой законопроект в ВК для заключения, чтобы не получилось так, что мы здесь что-то наработали и приняли, а из Комиссии придет совершенно другой вывод, – отметил глава профильного комитета. – Если так произойдет, мы будем выглядеть в глазах Совета Европы не совсем в хорошем свете».

По словам Р. Князевича, министр юстиции Павел Петренко в разговоре с ним отметил, что, в принципе, не против того, чтобы наработанный новосозданной рабочей группой проект тоже был направлен в ВК, она могла рассмотреть его и указать, какие позитивные моменты есть в обоих документах. «Они готовы сделать это оперативно, но думаю, этот аспект стоит принять во внимание, а министра юстиции попросить приобщиться на следующем заседании к нашей работе, чтобы он изложил свое видение: не будет ли так, что после получения заключения Венецианской комиссии Кабинет министров также внесет свой законопроект на рассмотрение парламента. Чтобы наша работа не пошла насмарку», – подчеркнул глава Комитета.

Закон познается в сравнении

Напомним, что законопроектом №1497 предлагается изложить Закон «О судоустройстве и статусе судей» в новой редакции, а также внести изменения в КоАП, ХПК, ГПК, КАСУ, УПК, законы «О Высшем совете юстиции», «О доступе к судебным решениям» и др., в соответствии с которыми: 1) ликвидируется система судов, специализирующихся на рассмотрении хозяйственных дел; 2) дополнительно создаются окружные суды по рассмотрению гражданских и уголовных дел; 3) уменьшается количество административных должностей в судах; 4) ликвидируется институт допуска дел к производству в Верховном Суде; 5) расширяются полномочия ВСУ, в частности, ему предоставляется право непосредственно осуществлять судопроизводство на основаниях и в порядке, установленном процессуальным законом; 6) вместо Высшей квалификационной комиссии судей Украины создается квалификационно-дисциплинарная комиссия судей, которая будет образовывать из своего состава квалификационные и дисциплинарные комиссии судей.

В то же время, в законопроекте не учтено, что в силу предложенного им расширения полномочий ВСУ его функции вряд ли будут качественно и своевременно выполняться без увеличения количественного состава судей – сейчас он составляет 48 человек и в проекте остается неизменным.

Несколько сомнительным выглядит и предложение законопроекта по поводу того, что «на должность судьи в Верховном Суде Украины может претендовать гражданин Украины, имеющий стаж работы в должности судьи не менее 7 лет, степень доктора наук, полученную до назначения на должность судьи, и соответствующую квалификацию». Ведь само по себе наличие ученой степени доктора наук (тем более любых, а не только юридических) свидетельствует лишь о соответствующих научных достижениях определенного лица, а не о том, что такое лицо априори способно качественно выполнять обязанности судьи наивысшего судебного органа государства.

Что касается президентского законопроекта №1656, то он тоже предлагает внести изменения в процессуальные кодексы, законы и регламент ВР, ликвидировать институт допуска дела к производству в ВСУ и значительно расширить полномочия Верховного Суда. Кроме того, восстанавливаются квалификационные классы судей, из ст. 2 Закона «О Высшем совете юстиции» исключаются предписания об обязательном наличии предварительных выводов комитетов ВР для принятия решений ВСЮ по вопросам, отнесенным к его компетенции; на законодательном уровне устанавливается более подробный порядок отбора и назначения кандидатов для назначения членами ВСЮ и т. д.

В этом проекте также более подробно, чем в действующем Законе «О судоустройстве и статусе судей», регулируются вопросы квалификационной аттестации и дисциплинарной ответственности судей. В частности, определяются достаточно четкие основания для дисциплинарной ответственности судьи, и предполагается более широкий спектр взысканий, которые могут быть к нему применены. Устанавливает этот документ и более сложную по сравнению с действующим законодательством систему отбора кандидатов на должности судей, которая включает 2 экзамена и обязательную 12-месячную подготовку кандидата в Национальной школе судей Украины. Недостатком такого порядка может стать то, что определенная часть кандидатов, уже успешно сдавших отборочный экзамен, по результатам подготовки не сдадут квалификационный экзамен, что лишит их права быть назначенными на должность. В результате расходы государства на подготовку соответствующих лиц не дадут положительного эффекта.

Как положения данных проектов сольются в итоге, можно только догадываться. Очевидно, что это только начало долгого пути изменений. Одно лишь принципиальное различие проектов – вопрос о ликвидации хозяйственных судов – может завести (и уже заводит) участников процесса реформы в непримиримые баталии.

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Алексей Филатов, заместитель председателя Администрации Президента, координатор совета по вопросам судебной реформы

– Украина нуждается в судебной системе, в которой каждый гражданин будет иметь реальную возможность получить законное и справедливое решение суда в разумный срок. Законопроект, внесенный Президентом, является первым шагом на пути к такой системе. Основные изменения, которые предлагает этот законопроект, таковы.

Во-первых, это новые правила отбора и карьеры судьи. Процедура отбора сделана максимально прозрачной, повышены профессиональные требования к кандидатам на должность судьи. Карьера судьи будет зависеть исключительно от его профессионального роста. Судьи назначаются на должность в определенном суде, в отличие от ситуации, которая существует на сегодняшний день, на основании конкурса. Конкурс проводится Высшей квалификационной комиссией судов. Ни один государственный орган, включая Президента и Верховную Раду, не имеет права вмешиваться в проведение конкурса – руководствоваться в вопросе назначения судьи в суд определенного уровня или определенного региона следует только решением, которое принимается ВККС. Все судьи в Украине должны пройти через обязательную аттестацию. Она будет происходить поэтапно, начиная с судей Верховного Суда.

Второе. Усиливается дисциплинарная ответственность судей. Расширяются и конкретизируются основания для дисциплинарной ответственности таким образом, чтобы, с одной стороны, дисциплинировать судью, а с другой – не делать из института дисциплинарной ответственности средство расправы над нелояльными судьями. Расширяется перечень видов дисциплинарных санкций в отношении судей – вводится их 7 видов, включая перевод в другой суд, понижение в квалификационном классе и т. п.

Третье – это уменьшение политического влияния на судей, которое достигается за счет запрета совмещения должностей в ВСЮ и ВККС с любой другой деятельностью, кроме научной, творческой и педагогической, а также прозрачной процедуры избрания ВККС и ВСЮ путем предварительной регистрации кандидатов, возможности обсуждения их кандидатур общественностью. Все субъекты назначения членов ВККС и ВСЮ, включая Президента, будут проводить открытый конкурс.

Четвертое – открытость и прозрачность судебных процедур, беспрепятственный доступ любого гражданина к любому судебному заседанию, занесение всех решений судов в открытый реестр судебных решений.

Пятое – восстановление полномочий Верховного Суда и совершенствование его деятельности путем устранения процессуальных препятствий в обжаловании судебных решений в ВСУ и внедрение механизмов обеспечения единства судебной практики через Верховный Суд. Думаю, мы все понимаем, что необходимо начинать реальные шаги для осуществления судебной реформы. И это необходимо делать срочно, иначе болезнь судебной системы из хронической перерастет в неизлечимую.

Оксана Сыроид, вице-спикер Верховной Рады Украины

– Мы понимаем, что должны продемонстрировать обществу согласие и внутри самого парламента, и в целом между ветвями власти в подходе к судебной реформе. Мы также полностью осознаем, что основные вещи, которые нужно воплотить в ходе судебной реформы, отражены в коалиционном соглашении. Именно поэтому законопроект №1497 подготовлен при участии гражданского общества, с участием представителей судебной ветви власти и с учетом всех европейских стандартов, в частности, выводов Венецианской комиссии. Что отличного в этом законопроекте по сравнению с нынешним состоянием? Прежде всего, это очищение судебной системы, укрепление основ ответственности судей. Второе – это внедрение механизмов электронного судопроизводства. Третье – введение такого статуса, который не позволит суду вернуть заявление из-за неподсудности или неподведомственности суду определенной юрисдикции.

Важно, что все члены ВСЮ должны быть согласованы с судьями. Т. е. для того, чтобы гарантировать, что любой судья, который будет выведен из системы, не сможет вернуться путем обжалования этого решения в Европейском суде по правам человека, мы предлагаем, чтобы Высший совет юстиции был, наконец, сформирован надлежащим образом. Мы также предлагаем сформировать полноценную систему органов судейского самоуправления: чтобы съезд судей формировался снизу и соответствовал потребностям судебной системы.

Я также хотела бы подчеркнуть, что совет коалиции согласился с тем, чтобы за основу были взяты 2 законопроекта – инициированный Президентом и №1497.

Андрей Стрижак, председатель Конституционного Суда Украины в 2007–2010 гг.

– Законопроекты были приняты с нарушением регламента ВР. Совместить их будет трудно, но думаю, что один из них (скорее всего, президентский) станет базовым, и в него просто перенесут некоторые положения из второго проекта. После этого он будет вынесен на повторное голосование. Также нужно понимать, что принятие всех этих законопроектов без внесения изменений в Конституцию просто бессмысленно. Кроме того, просто так ликвидировать хозяйственные суды, если их все-таки решат упразднить, будет невозможно. Должен быть какой-то переходной период, возможно, немалый, нужно менять и законодательство.

Ярослав Романюк, председатель Верховного Суда Украины

– Еще в самом начале необходимо было собрать всех заинтересованных лиц, работающих над проектами судебной реформы, в одну рабочую группу и подготовить один общий законопроект. Но раз так получилось, что в итоге законопроектов было принято 2, теперь их положения нужно привести к общему знаменателю, взять все лучшее из обоих проектов, согласовать и вынести вновь на рассмотрение парламента.

Я считаю, что в каждом их этих законопроектов есть положительные моменты, которые необходимо учесть. Что касается различного понимания будущего специализированных судов, отмечу, что Верховный Суд всегда был сторонником перехода на трехзвенную судебную систему и ликвидации специализации. Однако мы понимаем, что это нельзя сделать быстро. Кассационные суды рассматривают около 200 тыс. дел в год, поэтому вначале нужно разгрузить всю судебную систему, повысить качество правосудия в первой и апелляционной инстанциях и лишь после этого переходить к трехзвенной системе. Иначе эта система не заработает.

Роман Куйбида, заместитель главы правления ЦППР, принимал участие в разработке обоих законопроектов

– У нас крайне редко бывает, что 2 альтернативных законопроекта берутся за основу. Полагаю, что будет компромиссное решение, когда из двух проектов возьмут лучшее и на повторное голосование направят уже один. Деваться все равно некуда, поскольку судебная реформа необходима. В представленных законопроектах есть спорные моменты – например, вопросы по квалификационной аттестации судей и ее последствиях. Считаю, что это не очень эффективный механизм для улучшения качества судейского корпуса. Есть вопросы и по механизмам формирования ВСЮ.

Богдан Львов, председатель Высшего хозяйственного суда Украины

– Свести воедино 2 законопроекта, которые даже структурно и в последовательности изложения, не говоря уже о содержании, отличаются друг от друга, практически невозможно. Очевидно, что основным может быть только один проект, а из второго можно попытаться взять отдельные идеи, лучше прописанные. Лично мне президентский вариант кажется более соответствующим ожиданиям общества. В центре внимания этого законопроекта находится персона судьи – прописаны процедура конкурсного отбора, прозрачная процедура перехода с должности на должность, расширение системы наказаний и поощрений. Закладываются процедуры прозрачного формирования ВККС и ВСЮ. Надеюсь, что именно президентский законопроект будет взят за основу, но нельзя забывать, что нужны еще и изменения в Конституцию.

Законопроект, разработанный ранее Кабинетом министров, вносить уже нет смысла, поскольку документ, который был внесен народными депутатами, содержит многие его положения. Отмечу, что идея ликвидации хозяйственных судов не выдерживает критики. Специализация нужна. Или возьмем чисто организационные моменты. Например, хозяйственных апелляционных судов насчитывается всего 7, тогда как апелляционных обычных судов – 25. Объединить их, как это предусматривается одним из законопроектов, достаточно непросто. При этом сокращение общей численности судей не планируется, а дела никуда не передаются. Какое же это реформирование?

Святослав Пограничный, президент Первой правовой медиагруппы

– Законодательная инициатива группы народных депутатов по внесению изменений в Закон «О судоустройстве и статусе судей» под №1497, как и проект, представленный ранее Кабмином, как уверяют авторы, разработана с целью улучшения доступности правосудия, приведения системы судоустройства в соответствие с потребностями общества. Аналогичные аргументы звучат и в поддержку президентского законопроекта.

Безусловно, нашей стране нужны реформы, в обществе существует запрос на них. Однако очевидно, что реформирование должно быть последовательным и взвешенным, особенно в сфере правосудия, с которой люди соприкасаются в непростых жизненных ситуациях. Создавая одну рабочую группу за другой, можно собрать мнения и предложения, но качественного, системного и полного завершения реформы без внесения изменений в Основной Закон быть не может. На этом акцентировали внимание как известные украинские ученые-правоведы, так и европейские эксперты. Не совсем понятно, почему в такой спешке внесены законопроекты, которые требуют основательной подготовки. Предложенные концепции реформы должны быть подробно обсуждены, нужно получить выводы международных институций. Ведь в предлагаемых законопроектах содержатся достаточно дискуссионные, подчас противоречивые положения.

В срочном порядке парламентом был рассмотрен президентский законопроект. Другой же, по сути, альтернативный, прошел первое чтение даже без вывода профильного комитета. Кроме того, в дискуссии по законопроектам, которые напрямую затрагивают их деятельность, не участвовали судьи, которые годами нарабатывали свои предложения по улучшению судопроизводства.

Законопроект №1497 содержит немало новелл, но наибольшее число споров вызывает предложение о ликвидации системы хозяйственных судов путем ее присоединения к общим судам. Этот вопрос волнует не столько судей, сколько тех, кто обращается в хозсуды за защитой своих прав и интересов. Для упрощения судебной системы и усиления ее институциональной способности предполагается объединить суды гражданской и хозяйственной юрисдикции. Такое предложение обусловлено тем, что хозсуды рассматривают те же частноправовые споры, что и суды гражданской юрисдикции, выделенные лишь по субъектному признаку. Однако стоит отметить, что споры, рассматриваемые хозяйственными судами, являются достаточно специфическими и требуют иного подхода. Более того, позиция лоббистов идеи ликвидации хозсудов, обусловленная их стремлением упростить правосудие для рядовых граждан, не оправдывает себя, поскольку эти самые рядовые граждане в хозсуды, как правило, не обращаются. Хозюрисдикция преимущественно остается вотчиной субъектов хозяйствования, которые в случае необходимости прибегают к услугам профессиональных юристов, что как раз и соответствует европейским стандартам правовой культуры населения.

Подобное рвение субъектов законодательных инициатив может быть чревато не только для судебной системы, но и для государства в целом. И дело даже не в том, что в массиве уже внедренных и только предложенных изменений может запутаться даже сам законодатель. Дело в том, что без надлежащего финансирования ни одна из новелл не будет действенной. На что рассчитывают разработчики законопроекта, говоря, что меры, предусмотренные им, не только не потребуют дополнительных затрат из бюджета (как это говорится почти во всех законодательных инициативах), но и сократят бюджетные расходы?

Кроме того, авторам стоит напомнить, что продолжительность рассмотрения дела в хозсуде, начиная от первой инстанции и заканчивая пересмотром решения в кассационном порядке, составляет ориентировочно 7 месяцев, тогда как в судах других юрисдикций этот процесс длится до двух лет. Немаловажна и потребность наличия специальных знаний в материально-правовых и процессуальных особенностях рассмотрения хозяйственных споров, которыми обладают далеко не все судьи общих судов. За годы своей работы хозяйственные суды смогли достичь высокого уровня удобства правосудия. Это и возможность пользоваться услугами электронного правосудия, и своевременность получения информации о движении дела, и быстрое получение копий материалов дела. При этом не стоит забывать о сложности и исключительной важности рассматриваемых хозсудами дел для экономики Украины

Сегодня изменять судебную систему, особенно учитывая последние события, просто необходимо. Однако эти изменения должны быть системными и хорошо продуманными. Законодателю следует уяснить, какую судебную систему он желает видеть в государстве, и только тогда, в соответствии с этими представлениями, инициировать продуманные реформы. Для возвращения доверия граждан необходимо сделать судебную систему максимально доступной и открытой, а судей – независимыми. Этим вопросом как сами судьи, так и политики задаются не один год. Последний раз кардинальные преобразования произошли в 2010 г., когда был принят Закон «О судоустройстве и статусе судей». Принят, скажем прямо, без каких-либо широких обсуждений – созданная на тот момент Президентом Украины рабочая группа заседала в закрытом режиме, а на суд общественности был представлен уже готовый вариант. Судьи, которые были в той группе, отметили, что их замечания в основном учтены не были. Возможно, поэтому в процессе реализации, несмотря на отдельные позитивные моменты, прописанные в данном законе, многие его положения так и остались лишь формальностью и своеобразной данью европейским институциям, которые время от времени предоставляют украинской власти свои рекомендации по реформированию.

Сейчас парламентским комитетом создана новая рабочая группа, которая займется разработкой объединенного варианта изменений в законодательство о судоустройстве. Есть надежда, что ее работа не останется в секрете для общественности. Ведь у этой общественности, которая гораздо шире, чем 20 человек, может оказаться готовый план решения многих остро стоящих сейчас вопросов.

Как будут ликвидированы хозсуды (проект №1497)

Высший суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел создается путем реорганизации ВССУ и ВХСУ и начинает свою деятельность с 1 января 2016 г. Окружные суды по рассмотрению гражданских и уголовных дел образуются путем реорганизации хозяйственных судов и начинают свою деятельность с 1 января 2016 г. Уголовные дела (производства), ходатайства о негласных следственных (розыскных) действиях, которые поступили в суды до 1 января 2016 г., рассматриваются в соответствии с правилами подсудности, действовавшими до 1 января 2016 г. Апелляционные хозсуды реорганизуются путем присоединения к соответствующим апелляционным судам по рассмотрению гражданских и уголовных дел, а также дел об админправонарушениях и прекращают свою деятельность 1 марта 2016 г.

О порядке формирования ВСЮ (проект №1497)

Если Верховная Рада, Президент, съезды адвокатов, представителей юрвузов и научных учреждений или всеукраинская конференция работников прокуратуры до вступления в силу настоящего Закона назначили членов Высшего совета юстиции из числа судей, Совет судей Украины в течение месяца после вступления в силу данного Закона имеет право тайным голосованием выразить им недоверие, что влечет прекращение их полномочий как членов ВСЮ. При отсутствии решения о недоверии считается, что такой член ВСЮ поддержан ССУ на этом посту

«В качестве основного аргумента в пользу предлагаемых изменений авторы указывают, что отказ от отдельных хозяйственных судов обусловлен тем, что они рассматривают те же частноправовые споры, что и суды гражданской юрисдикции, выделенные только по субъектному признаку, а процедуры хозяйственного и гражданского судопроизводства не имеют принципиальных отличий. Однако, даже если считать это утверждение правильным, нельзя оставлять без внимания то, что за период существования в Украине отдельного звена хозяйственных судов появилась определенная специализация судей и более глубокое знание ими специфики определенных категорий дел. Очевидно, что в случае ликвидации хозяйственных судов будут потеряны все положительные факторы, которые вытекают из такой специализации», – из заключения ГНЭУ ВР к проекту №1497.

Наталья Мамченко

Судебно-юридическая газета. – 16 января 2015. – № 1-2 (269-270)

Перейти на початок