Версiя для друку

Полномочный посыл

Новые функциональные возможности ВККС в свете конституционной реформы обсудили в ходе международной научно-практической конференции.

Для судебной системы стало традицией отмечать знаменательные события не с торжественным размахом, а практическим акцентом — в формате международных конференций. Не стала исключением и Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) Украины, которая отпраздновала третью годовщину своей деятельности в рамках ежегодной международной научно-практической конференции «Правовой статус ВККС Украины: пути усовершенствования квалификационных и дисциплинарных институций в свете конституционной реформы», состоявшейся 28-29 октября с.г. в г. Киеве.

Тема мероприятия была выбрана не случайно, ведь грядущие изменения Конституции Украины ­отразятся на всей судебной системе, в том числе и на работе ВККС. Если ранее деятельность этого органа была регламентирована на уровне специального закона — «О судоустройстве и статусе судей», то теперь предлагается ее закрепить и в Основном. При этом, очевидно, вопрос целесообразности функционирования на Украине двух органов с похожими кадровыми и дисциплинарными функциями — Высшего совета юстиции (ВСЮ) и ВККС — был не из легких, и судьба последней как раз решалась в ходе разработки проекта закона «О внесении изменений в Конституцию Украины относительно усиления гарантий независимости судей». Следует отметить, что в первоначальной версии этих конституционных изменений (впервые была презентована в декабре прошлого года) такой орган, как ВККС, вообще не упоминался. И только когда после экспертизы в Европейской комиссии за демократию через право (Венецианская комиссия) указанный законопроект был внесен на рассмотрение парламента, стало понятно, что, несмотря на замечания европейских экспертов, Комиссия продолжит свою работу, более того, ее статус будет закреплен в Основном Законе.

На новых функциональных возможностях ВККС в свете конституционной реформы сосредоточил внимание участников конференции председатель ВККС Игорь Самсин. Среди прочего он отметил, что в законопроекте относительно усиления гарантий независимости судей предлагается внести изменения в статью 131 Конституции, предусмотрев, что на Украине действуют два органа — ВСЮ и ВККС. Отметим, что в отличие от ВСЮ, для которого на конституционном уровне законодатель определяет не только предмет ведения, но и порядок формирования, Комиссии адресовано лишь одно абстрактное предложение: «ВККС, большинство состава которой составляют судьи, назначенные съездом судей Украины, осуществляет полномочия, определенные Конституцией и законами Украины». И только из контекста других изменений можно составить представления о функциональных возможностях ВККС. Как отметил г-н Самсин, речь идет о праве Комиссии предоставлять кандидату на должность судьи соответствующую рекомендацию, полномочиях вносить представление главе государства относительно перевода судей в другой суд, а также представление ВСЮ в ходе решения вопроса о предоставлении согласия на задержание или арест судьи.

«Практика реализации Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», которым была создана ВККС, показала правильность выбора государством модели построения судебной системы, при которой существуют два отдельных органа — ВСЮ и ВККС», — заявил Игорь Самсин. По убеждению докладчика, сейчас функции этих двух органов достаточно четко распределены и не дублируются. «ВККС выполняет административно-организационную функцию в части решения тех вопросов, относительно которых ВСЮ выполняет надзорную функцию, обеспечивая право на обжалование решений Комиссии», — говоря о юридической значимости полномочий этих двух органов, отметил г-н Самсин. Вместе с тем он добавил: в выводах Венецианской комиссии ни разу не отмечалось, что «существование одновременно и ВККС, и ВСЮ нарушает международные принципы функционирования судебной системы».

Присутствующая на мероприятии вице-президент Венецианской комиссии Анна Сухоцкая напомнила, что в своих выводах европейская экспертная институция не единожды обращала внимание на то, что нет никакой необходимости в функционировании сразу двух таких органов. В частности, в своем последнем заключении относительно внесения изменений в раздел «Правосудие» Конституции Украины международные эксперты указали, что полномочия ВККС должны относиться к компетенции ВСЮ, большинство которого составляют судьи. В этом случае Комиссия может стать внутренним органом Совета. При этом г-жа  Сухоцкая добавила, что если Украина примет решение о целесообразности функционирования сразу двух органов, необходимо, чтобы они были независимы, а процедуры их функционирования — прозрачны. «Можно оставить два органа, но очень важно четко разграничить функции каждого из них», — резюмировала европейский эксперт.

Своим видением перспектив усовершенствования деятельности ВККС поделились и руководители высших судебных инстанций, в частности, председатель наивысшей — Верховного Суда Украины (ВСУ) — Ярослав Романюк в своем выступлении обратил внимание на вопросы дисциплинарной ответственности судей, а именно: на необходимость выработать единообразный подход к определению критериев привлечения судей к дисциплинарной ответственности, а также расширить, с учетом европейского опыта, перечень возможных дисциплинарных санкций в отношении судей и четко регламентировать сроки привлечения к ответственности. Кроме этого, по мнению г-на Романюка, нужно предусмотреть и возможность внедрения механизма апелляционного обжалования судебных решений по таким категориям дел (обжалование решений ВСЮ и ВККС): чтобы судом первой инстанции в этом случае был апелляционный суд, а последней — Высший административный. К слову, подобный алгоритм обжалования предлагается предусмотреть в рамках проекта закона о прокуратуре. А вот предусматривать процедуру апелляционного пересмотра таких решений на уровне ВСУ (эту возможность также не раз обсуждали в законодательных кругах), по убеждению Ярослава Романюка, не нужно, поскольку это не будет отвечать основному призванию наивысшей судебной инстанции страны.

В рамках двухдневной работы международной конференции ее участники имели возможность не только поговорить о путях усовершенствования квалификационных и дисциплинарных институций, опираясь на европейский опыт, но и обсудить другие темы. В частности, вопрос о досудебном урегулировании споров. О практических аспектах внедрения механизма досудебного урегулирования споров в административном судопроизводстве рассказал председатель Одесского окружного административного суда Олег Глуханчук. По его словам, сегодня практика свидетельствует о том, что инициативу в применении процедуры досудебного урегулирования споров проявляют только граждане или юридические лица, которые не являются субъектами властных полномочий. «Представители органов власти не желают идти на уступки и компромиссные решения в спорных вопросах с субъектами хозяйствования или гражданами, мотивируя, как правило, тем, что они не имеют для этого полномочий или же это не предусмотрено действующим законодательством», — подчеркнул г-н Глуханчук, добавив, что судебная практика других государств показывает — досудебное урегулирование публично-правовых споров не только возможно, но и очень популярно. Скажем, в провинции Саскачеван (Канада) все дела проходят процедуру досудебного урегулирования, из них 65 % завершаются мировыми соглашениями.

На досудебном урегулировании споров в гражданском судопроизводстве акцентировал внимание председатель Ивано-Франковского городского суда Ивано-Франковской области Тарас Антоняк, среди прочего рассказав о возможных формах примирения. Так, наиболее удобными процессуальными способами оказались: оставление заявления без рассмотрения в связи с примирением, принятие компромиссного решения по сути и прекращение производства по делу в связи с отказом от иска. Наиболее приоритетными категориями для применения механизма примирения докладчик назвал споры по брачно-семейным правоотношениям и по искам банковских учреждений к физическим лицам.

Обсуждая этот вопрос, участники конференции резюмировали, что для внедрения процедуры досудебного урегулирования споров на Украине необходимо время, в первую очередь — для изменения отношения конфликтующих сторон к альтернативным путям урегулирования споров.

Ольга Кириенко
Юридическая практика. – 05.11.2013. – № 45 (828)

Перейти на початок