Версiя для друку

Почему не происходит люстрация судей. Версия Игоря Самсина


- Рада еще в апреле приняла закон о восстановлении доверия к судебной системе, согласно которому нынешний состав ВККС должен сложить полномочия. Почему вы продолжаете работать?

- Действительно, ходят слухи, что комиссия не работает в связи с принятием этого закона, который якобы прекратил ее деятельность. Это не так - закон или не дочитывают до конца, или не хотят дочитывать. Принятый депутатами документ вносит изменения и дополнения в ст.93-1 закона о судоустройстве и статусе судей, в которой прописаны основания для прекращения полномочий членов комиссии. Но не стоит забывать о второй части этой статьи, которая говорит, что прекращение полномочий члена комиссии является исключительным полномочием Высшей квалификационной комиссии судей. И тут нет никаких противоречий: наша работа по закону должна быть беспрерывна. Как только будет решен вопрос с назначением новых членов, мы сразу же передадим им дела в соответствии с установленной процедурой.

- Но 20 июня Съезд судей не смог избрать новых членов Комиссии. Существует мнение, что, заморозив старый состав ВККС, Сергей Кивалов пытается сохранить свое влияние на судебную систему.

- На съезде присутствовали более 400 судей-делегатов из разных регионов Украины. Как вы думаете, можно ли навязать такому количеству участников съезда свое желание, повлиять на их волеизъявление? Все намного прозаичнее: ненадлежащая организация съезда. Вы же видели, как он проходил - повестка дня формировалась три часа, поднимался вопрос о его переносе. Печально констатировать, но из съезда вышел "мыльный пузырь". Я посмотрел на это полдня и понял, что результата не будет. Поэтому принял решение не тратить время попусту. Следует отметить, что на съезде даже не планировалось заслушать информацию о деятельности комиссии, как того требует закон. И вообще, как можно ставить на повестку дня вопрос о назначении новых членов Комиссии, не поинтересовавшись при этом проделанной работой ныне действующих? В судебной системе не все гладко. Как в любом государственном учреждении есть свои недостатки. Но чтобы их устранить, надо видеть направления деятельности, создать концепцию.

- А закон о люстрации эту концепцию не предлагает?

- Изначально суть "люстрации по-украински" заключается в том, чтобы наказать судей, которые выносили решения в определенный период времени. Одна из народных депутатов считает, что нам надо уволить сто судей. Может, сто надо уволить, может, двести. Но разве наши законы идеальны? У нас много случаев, когда разные законы по-разному регулируют правоотношения. Вот только никто не говорит о том, что каждый год судьями Украины рассматриваются миллионы дел. А если взять во внимание, что участие в судебном процессе принимают две стороны, то и мнение о судебном решении зачастую у них противоположное. Мы должны понимать, что удовлетворить всех не так уж и просто. Проигравшая сторона не всегда согласна со своим положением, а ведь оспаривается всего лишь 5% решений судов первой инстанции. Так вот: очищение судебной системы необходимо, но для начала сам Закон "О восстановлении доверия к судебной системе" надо привести в соответствие с Конституцией.

- В чем несоответствие Конституции закона о восстановлении доверяи к судебной системе?

- Ошибки зачастую допускаются там, где берут верх эмоции и спешка, а не прагматизм и расчет. Так и в нашем случае парламент, принимая закон на фоне революционных событий, превысил свои полномочия. Найдите мне хоть один закон или статью Конституции, которые предоставляют Верховной Раде право на прекращение полномочий другого государственного органа (речь идет о роспуске состава ВККС, - ред.). Или, скажите, может ли общественная организация быть наделена властными полномочиями? На полномочия парламента неоднократно обращал внимание КСУ, но, как видите, парламент судебные решения зачастую игнорирует.

- Очищения судебной системы требует сама концепция люстрации. Вы против?

- Нет смысла в отрицании очевидного - судебная система далека от идеала и с этим нужно что-то делать. Но одно дело говорить об очищении, а другое - о политической мести. Мы постоянно обращаемся к европейскому опыту подобных реформ, но давайте будем честными перед собой: разве в Европе пренебрегают законами и правами человека?

Проводя процедуру очищения, европейские уполномоченные органы руководствовались архивными материалами и документами, собирали доказательную базу и принимали решения, исходя из фактических данных и обстоятельств. Это и есть профессиональный подход. Даже в советские времена "у каждой аварии была фамилия, имя и отчество", что по своей сути определяет первичность конкретного правонарушения, за которым стоит определенное лицо, а не наоборот - сначала ищем виновника, а потом думаем, в чем бы его обвинить. В свою очередь, у меня изначально возникают вопросы к депутатам, принимавшим законы, на основании которых суды рассматривали дела. Давайте спросим уважаемых народных избранников, почему они голосовали за такие законы?

Что касается процедуры люстрации, то Верховный Суд Украины уже назначил своих представителей в Люстрационную комиссию. А вот представителей от Верховной Рады я там не вижу. Скажу вам откровенно, что занимая одну из наивысших должностей в судебной системе нашего государства - должность судьи Верховного суда Украины, я, вопреки убеждениям некоторых лиц, не держусь за свой нынешний, временный пост в ВККС. Подчеркну: именно временный, так как готов уступить его, как только для этого будут законные основания, не противоречащие Конституции. Кстати, несмотря на разговоры о неполномочности нынешнего состава комиссии, на мое имя как ее председателя каждый день приходят официальные письма от главы Верховной Рады, народных депутатов, членов Кабинета министров, генерального прокурора и других первых лиц государства. Думаю, это ясно свидетельствует о признании факта легитимности нынешнего состава комиссии. Скажу больше. Существует более 10 решений разных коллегий и палат Высшего административного суда Украины, которыми признаются полномочия нынешнего состава комиссии.

- Когда может состояться следующий Съезд судей и избрание нового состава ВККС?

- В этом плане не могу ничего прогнозировать, хватает других дел. В комиссии сейчас находятся на рассмотрении заявления 50-ти судей из Крыма об их переводе в суды других административно-территориальных единиц Украины; более 4000 дисциплинарных дел, каждый день в комиссию поступает около 600 заявлений и сообщений, в том числе и о ненадлежащем поведении судей, шесть ходатайств генерального прокурора Украины об отстранении судей от занимаемой должности в связи с привлечением к уголовной ответственности.

- Сколько у нас судей?

- В Украине 8600 судей. Именно поэтому у нас не получится изменить систему так быстро, как в Грузии, где судей всего 300. Но дело даже не в этом - а в том, чтобы найти такой механизм, который позволял бы не только назначать, но и воспитывать новых судей. Именно этим комиссия и занимается с первого дня своего существования, перенимая опыт и наработки иностранных партнеров. Мы часто сравниваем судебную систему с системой США. Так вот, Конституция для американцев - это святое, ни один конгрессмен не позволит себе слова плохого о Конституции… А у нас Верховная Рада то и дело подгоняет то под президента, то под себя.

- Изменилась ли ситуация с политическим давлением на судебные органы при новой власти?

- Я больше испытываю моральное давление. Политического или телефонного - не испытывал никогда.

- Василий Онопенко недавно заявил журналистам: президенту пытаются донести, что он будет влиять на судебную систему, а это то, с чем боролся Майдан. Вы видите такие планы у Порошенко?

- Не вижу. За последнее время не было никаких действий или намерений. Насколько я знаю, у президента сейчас первоочередная задача - обеспечение мира и единства в государстве. И, будучи приглашенным на Съезд судей, он четко обозначил свои приоритеты, оставив вопросы судебной системы на рассмотрение наивысшего органа судебного самоуправления. Тем самым он подчеркнул свое уважительное отношение к Конституции и государству. Намного пагубнее для судебной системы попытки управления судьями отдельными политическими силами, которые зачастую требуют от суда принятия угодного для них решения.

- Сохранилось ли влияние на суды представителей прежней власти - Портнова, Клюева и других?

- Я думаю, говорить нужно не о том, есть ли влияние как таковое, а о том, насколько это влияние имеет отклик в судебной системе. Наша задача - укрепить судебную систему, сделать ее действительно независимой по факту, а не только на словах. Судья должен быть уверен, что если он принимает решение по совести, по закону, а не по указанию сверху, то он не пострадает. И если раньше такое поведение судей расценивалось как подвиг, то сейчас мы должны привести его в рамки нормального, обычного поведения.

Что касается лично меня, то я только в Верховном суде работаю 20 лет. И рассматривал дела по жалобам кандидатов в народные депутаты. Ни разу ни со стороны высоких должностных лиц, ни со стороны президента, правительства к нам никто не обращался и не давил.

- За все 20 лет ни одного звонка из Администрации президента?

- Ни одного. Я не хочу сказать, что попыток влиять на судебную систему нет - они есть. И политическое влияние - самое негативное изо всех. Если оно сохранится и в дальнейшем, то мы не сможем говорить о демократии. Скажу вам не как чиновник, а как гражданин. Я хочу, чтобы мои дети и внуки жили в настоящей демократической Украине. А без здоровой, независимой судебной системы, боюсь, это невозможно.

- Вы говорите, на вас не давят, но ГПУ зарегистрировала уголовное производство по факту злоупотреблений членами ВККС при отборе трех судей с целью их дальнейшего назначения. Якобы есть факты давления со стороны экс-замглавы АП на членов ВККС: двое судей были его помощниками, третья - близкий родственник экс-председателя одного из районных судов Киева.

- Комиссия принимала все решения коллегиально. При этом мы являемся лишь звеном цепочки, по которой кандидат на должность судьи движется к своей цели. Да, мы готовим кандидатов, даем свою рекомендацию, и направляем их документы в Высший совет юстиции. И все наши этапы соответствовали положениям Закона "О судоустройстве и статусе судей".

Вы абсолютно верно задаете вопрос. В данном случае сдаться и убежать было бы безоговорочным признанием своей вины, а комиссия как работала, так и работает в соответствии с законами. И за свою работу мне, как руководителю, не стыдно.

- Но сразу два человека - помощники замглавы Администрации президента. Совпадение?

- Я не знаю, чьи они помощники, поверьте. Знаю, что из троих одна - дочь судьи. Все рекомендации комиссия давала в соответствии с законом и принятыми на его основании локальными нормативными актами. Разве это преступно, что ребенок судьи сдал экзамен, прошел конкурс и получил должность судьи?

- Не знаю, я не прокурор.

- Когда ребенок растет в семье юристов, в соответствующем окружении, и неважно - судьи это, прокуроры, адвокаты, и ему это нравится, он хочет связать свою жизнь с этой профессией, разве это ненормально? Вы лучше посмотрите, как они работают: возьмите их решения, почитайте, узнайте, как они ведут процесс, есть ли жалобы. И какая разница, кто чей родственник? С таким подходом не было бы двух президентов Бушей - отца и сына, Махатма Ганди и Индиры Ганди. Таких примеров существует множество. Я уже молчу про наследственность в медицине, науке, культуре. Вот о таком моральном давлении я и говорил.

- Получала ли ВККС материалы на судью, досрочно освободившего Лозинского? По данным прокуратуры, он не в первый раз обкатывал эту схему - только на его счету еще минимум два заключенных. Всего же, как утверждает генпрокурор Ярема, по такой схеме уволены 386 человек. Что это? Бизнес?

- Да, в комиссию по этому поводу обращались, но бизнес это или нет - решать не мне. Как-то раз один корреспондент мне заявил: "К вам поступила жалоба о том, что судья в зале грубо давал подзатыльники стороне спора". Нашли мы эту жалобу, а там ничего подобного нет. Так что факты надо проверять. И были ли процессуальные нарушения, может сказать только суд. Кто-то называет это бизнесом, я так делать не буду, это некорректно.

- ВККС весной открыла дисциплинарное производство по судье Шевченковского районного суда Киева Дмитрия Кравца в связи с принятым им решением о запрете на мирные собрания во время Майдана. На каком этапе это производство, что грозит этому конкретному судье?

- Производство еще не окончено. Есть определенные нюансы. Судья, принимая решение, должен в первую очередь опираться на Конституцию и законы. Но наказать судью за само решение мы не можем, для этого есть предусмотренные процессуальные механизмы.

До окончания проверки давать комментарии преждевременно. Если в действиях этого судьи будут присутствовать признаки дисциплинарного нарушения, то комиссия примет решение либо о наложении на него взыскания в виде выговора либо о направлении рекомендации в Высший совет юстиции для решения вопроса о внесении представления об увольнении этого судьи.

- Сколько вообще производств открыто по судьям, выносившим решения в период Майдана?

- На сегодняшний день в отношении шести судей, которые рассматривали дела участников протестных акций, открыто пять дисциплинарных дел.

- Что будет с судьями Крыма? Сколько их осталось работать в судебной системе РФ?

- Перевода в Украину ждут 50 крымских судей. При том, что остальные 400 остались в Крыму. Почему так? Я этот вопрос поднимал сразу, когда произошли всем известные события. И кто-то отреагировал? К сожалению нет. Мы уже давно могли бы обеспечить им нормальную работу на материковой территории.

- Правильно ли я понимаю, что 400 судей интегрировались в судебную систему РФ?

- Возможно. Мне их нынешняя судьба не известна. Могу сказать только, что более 40 судей мы уже перевели, и 50 ждут перевода. Я подал идею закрепить финансирование за теми крымскими судьями, которые хотят переехать на материковую часть. Ведь мы не можем дать им жилье, так что они должны иметь возможность выбрать место, которое более-менее удовлетворит их бытовые потребности - родственники, родители и так далее. Если судья имеет родственников, которые могут обеспечить его жильем в одной из областей, то мы, в свою очередь, могли бы ввести соответствующую штатную единицу в суде того региона.

- Не было судей, которые просились бы выехать из региона АТО?

- Официально в комиссию обратились всего четверо судей из региона АТО с просьбой о переводе в другие регионы.

Валерия Кондратова

ІА ЛIГАБiзнесIнформ. – 14.07.2014.

Перейти на початок