Версiя для друку

Исключительный резерв

Судебную власть лихорадит. Во всяком случае, другие ветви власти, общественные активисты создают все условия для этого. У судей больше нет уверенности, что завтра их не уволят, пожалуйся на них какой-то адвокат. Некоторые готовы сменить судейское кресло на теплое место в адвокатской компании. Как утверждают сами представители Фемиды, дайте судьям какие-то гарантии при уходе в отставку, и вы увидите, как система «очистится» сама. Впрочем, парламент не спешит «очищать» ее: процесс увольнения по общим основаниям проходит с большим скрипом. 12 ноября депутаты, наконец, мобилизовались и смогли рассмотреть увольнение более 200 судей. Эта новость взбудоражила кандидатов в судьи, несколько лет находящихся в резерве – освободились вакансии, значит, у них может появиться шанс реализовать долгожданную мечту. Дождутся ли они своего часа, разбиралась «Судебно-юридическая газета».

«Резервисты» оказались не к месту

Как известно, в течение 2011–2013 гг., еще до Революции Достоинства, в соответствии с положениями Закона «О судоустройстве и статусе судей» Высшей квалификационной комиссией судей были проведены 3 отбора кандидатов на должности судей, по результатам которых в кадровый судейский резерв были внесены в целом 2367 человек. Все эти отборы проводились по разным правилам. С точки зрения результативности наиболее успешными были кандидаты первого отбора, поскольку 99% из них сейчас отправляют правосудие.

При объявлении каждого конкретного отбора ВККС исходила из прогнозируемого количества вакантных должностей судей с тем, чтобы каждый зачисленный в кадровый резерв кандидат имел реальную возможность реализовать свое право быть назначенным на должность судьи. Однако закон устанавливает 3-летний срок действительности результатов квалификационного экзамена, по окончанию которого кандидаты отчисляются из резерва. В связи с этим 12 ноября с. г. у 610 лиц (по данным «резервистов», а по данным ВККС – у 597 – прим. ред.) истек предельный срок, в течение которого они могут находиться в резерве.

Виноваты ли кандидаты в том, что их так и не рассмотрели как претендентов на судейское кресло? И нет, и да. Некоторые из них по своим соображениям ждали более «удобных» вакансий, не участвуя в конкурсах на места в судах отдаленных регионов. Однако объективная причина состоит в том, что в работе органов, ответственных за кадровые назначения в судебной системе, случился разлад. Так, начиная с 11 апреля 2014 г. ВККС, в силу положений Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», не осуществляла полномочия по проведению конкурсов на занятие вакантных должностей судей, по внесению в Высший совет юстиции рекомендаций о назначении кандидатов на должности судьей, а ВСЮ, ввиду отсутствия кворума, не был полномочным вносить представления Президенту о назначении таких лиц на должность судьи. Таким образом, в течение довольно длительного периода кандидаты из всех трех отборов не могли реализовать свое право участвовать в конкурсах на занятие должностей судей.

Очевидно, с целью решить возникшую с резервом ситуацию законодатель предусмотрел в п. 15 заключительных и переходных положений Закона «Об обеспечении права на справедливый суд» норму о продлении действительности результатов квалификационного экзамена кандидатов на должность судьи, однако эта норма касалась только 11 человек исключительно первого судейского отбора. Таким образом, с принятием данного Закона для 1208 кандидатов, находившихся в резерве на занятие должности судьи по состоянию на июнь 2014 г., были созданы менее благоприятные условия в части срока пребывания в резерве, чем для остальных 11 кандидатов.

22 октября с. г. по инициативе кандидатов из «второй волны резервистов» спикеру ВР Владимиру Гройсману было направлено письмо, где они указали, что таким образом был нарушен задекларированный в ч. 2 ст. 38 Конституции принцип равенства кандидатов на должность судьи в праве на доступ к государственной службе. По их мнению, с учетом явных признаков дискриминации, которые содержатся в вышеупомянутой законодательной норме, в случае продолжения ее существования в приведенной редакции право на доступ к государственной службе подлежит защите в соответствии со ст. 8 и 14 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, а также ст. 1 протокола №12 к ней. Таким образом, они намекнули, что в случае, если закон не будет изменен, они могут обратиться за защитой своих прав в суды, в т. ч. в Европейский суд по правам человека.

Стоит также отметить, что на проведение таких массовых мероприятий, как отбор кандидатов, государством были потрачены значительные средства. Как отмечают «резервисты» в своем письме, на проведение второго отбора кандидатов на должность судьи в 2012 г. было потрачено 1 229 807,68 грн, на проведение третьего отбора – 1 196 666,93 грн и использовано большое количество государственных средств на 6-месячную специальную подготовку кандидатов в Национальной школе судей.

Что мешает депутатам?

Впрочем, закон парламентарии менять не спешат. Законопроекты №2429а и №2429а-1 о продлении для всех без исключения кандидатов на должность судьи срока действия результатов квалификационных экзаменов были внесены еще летом 2015 г. – 22 июля и 3 августа соответственно. Постановлением Верховной Рады от 15 сентября с. г. они включены в повестку дня 3-й сессии 8-го созыва, однако до сих пор не рассмотрены профильным Комитетом ВР по вопросам правовой политики и правосудия. Формальная причина – отсутствие вывода Главного научно-экспертного управления ВР. Еще один законопроект №2358а авторства председателя указанного Комитета Руслана Князевича уже в который раз выносится на рассмотрение в сессионный зал. Планируется его рассмотрение и на этой неделе, 26 ноября, однако ввиду совокупности факторов его принятие опять могут отложить.

Опрошенные «Судебно-юридической газетой» народные депутаты считают, что на текущий момент есть более важные проблемы, чем вопрос о «резервистах». Давит на депутатов и общественное мнение о необходимости набора совершенно новых людей в судебную систему. Учитывая, с каким трудом парламентарии решают простейший, на первый взгляд, вопрос об увольнении судей в отставку или в связи с достижением 65 лет, можно представить, каких усилий им стоит разобраться с тем, стоит ли давать право людям, ранее сдавшим экзамен, участвовать в конкурсе на вакансии в судах. Скажем прямо, отдельные члены Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия или избегали ответа на вопрос, или честно признались, что законопроекты не читали, а о проблеме знают лишь поверхностно.

Очевидно, причина игнорирования вопроса о «резервистах» состоит также в том, что пока не совсем ясно, каким будет окончательный вариант судебной реформы, и в связи с этим достаточно сложно прогнозировать необходимое количество судей. Если система судов будет оптимизирована, количество должностей сократят и места, соответственно, распределят между уже работающими в судебной системе людьми. Немаловажным является и вопрос о судьбе «пятилеток», которым, возможно, придется проходить конкурсный отбор. А есть еще вопрос, скорее, моральный: насколько справедливо давать право «резервистам» участвовать в конкурсе на «льготных» основаниях (без повторного квалифэкзамена), если уже действующие судьи должны проходить переаттестацию? Все эти факторы в комплексе не дают возможности четко ответить на вопрос, как поступить с резервом. Вместе с тем, от этого ответа зависит судьба не одной сотни людей, которые ждут определенности.

ВККС не спешит

Что касается проведения нового конкурса, то Высшая квалификационная комиссия судей объявлять его не спешит. Во-первых, с Советом судей до сих пор не согласован окончательный вариант Порядка и методология проведения первичного оценивания действующих судей, т. е. так и не решен вопрос с началом достаточно масштабной процедуры. Учитывая предстоящую и сегодняшнюю нагрузку на ВККС, которая рассматривает материалы по двум процедурам – согласно старой и новой редакции Закона «О судоустройстве и статусе судей», проведение конкурса может просто сорвать ее работу.

Во-вторых, на данный момент в судах всего 129 вакансий, и ради них проводить сложную процедуру, включающую специальную проверку кандидатов, смысла немного. Кроме того, не закрыт приоритетный для Комиссии вопрос о переводе судей из судов зоны АТО. Если Верховная Рада примет поправку, и их прикрепление не будет ограничиваться 6 месяцами, возможно, многие не захотят переводиться сейчас.

Да и в целом нет смысла объявлять новый отбор и тратить на его проведение бюджетные средства до принятия изменений в Конституцию в части правосудия и решения вопроса о том, сколько в Украине нужно судов и судей.

Очевидно, что немаловажную роль будет играть внимательность и настойчивость кандидатов. Например, можно вспомнить случай, когда 18 августа 2014 г. еще старый состав ВККС исключил 33 кандидата из резерва в связи с истечением срока действия результатов квалифэкзамена, однако уже в феврале 2015 г. новым составом было решено в связи с возможными изменениями законодательства отложить вопрос об их исключении. После принятия изменений повезло 11 из 33 кандидатов, которые не подавали или отозвали заявления об участии в конкурсе.

Таким образом, судьба тех, кто сдавал квалифэкзамен в сентябре 2012 г. и 3 года стоит в очереди на судейской кресло, находится в руках законодателей. Всего год остался и у представителей третьего отбора – в декабре 2016 г. их попросят «на выход». Подготовка же кадров в рамках нового отбора в условиях действующего Закона займет не менее 18 месяцев и потребует значительных бюджетных вложений.

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Дмитрий Шпенов, член Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия

– Законопроекты №2429а и №2429а-1 продлевают срок действия квалификационного экзамена для кандидатов на должность судьи, которые находятся в резерве на замещение вакантных должностей судей (один – на 425 дней, другой – на 8 месяцев). Я поддерживаю данные законопроекты и поднимал вопрос о скорейшем их рассмотрении в Комитете. Эти законопроекты не были рассмотрены по формальным причинам – из-за отсутствия вывода Главного научно-экспертного управления. Хотя Комитет обращался, чтобы вывод дали в первоочередном порядке.

Что касается законопроекта №2358а авторства Руслана Князевича, то он Комитетом рассмотрен и уже не первую неделю выносится на рассмотрение в сессионный зал. Этот законопроект предусматривает, что кандидаты, которые находятся в резерве, и те, кто уже были рекомендованы ВККС, но не были назначенные на должность судьи, повторно сдают квалификационные экзамены.

Моя позиция такова, что нужно продлить срок пребывания в резерве для кандидатов на должность судьи. Это отображено в моем законопроекте о внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно приведения стандартов правосудия в соответствии с международными принципами). Я считаю, что государство должно думать о людях и не разбрасываться уже подготовленными кадрами. Во-первых, государство не может перекладывать вину и ответственность за свою бездеятельность на людей. После принятия Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» ВККС не осуществляла свои полномочия с апреля по декабрь 2014 г., а Высший совет юстиции – с апреля 2014 по июнь 2015 г. Т. е. судьи, находившиеся в резерве, не имели возможности реализовать свое право участвовать в конкурсах на занятие вакантных должностей. Кроме того, Верховная Рада только на прошлой неделе смогла уволить 224 судей в отставку и в связи с достижением 65 лет. Это значит, что 224 вакансии были заняты, и на их замещение конкурс не открывался. Кандидаты, которые находились в резерве, объективно не могли участвовать в конкурсе. Так разве они виноваты, что из-за бездеятельности органов власти не могли реализовывать свои права?

Во-вторых – по поводу повторной сдачи квалификационного экзамена. Опять нужно думать о людях. Государство постоянно меняет правила игры. Это все равно, что человек закончил вуз, сдал экзамены, написал диплом, а через 3 года ему говорят: «Правила поменялись, диплом недействителен, и нужно заново сдавать экзамены». Разве это логично? Кроме того, сдача нового экзамена равносильна признанию, что у нас в стране нет профессионалов, что экзамены, которые были проведены по рекомендациям и под наблюдением независимых международных наблюдателей, и которым была дана высокая международная оценка, плохие. Это же абсурд! Зачем готовить специалистов, чтобы потом сказать, что поменялось руководство, и поэтому все начинайте заново? Кандидаты, которые находятся в резерве, уже подготовлены, и им нужно продлить срок действия их результатов экзаменов и дать шанс принимать участие в конкурсе на замещение вакантных должностей.

Игорь Бенедисюк, председатель Высшего совета юстиции

– Вы знаете, что даже по нашим представлениям на увольнение более 300 судей лишь недавно было решение Верховной Рады. Поэтому трудно прогнозировать действия этого органа, а тем более его деятельность по принятию законодательных актов. Единственное, что могу сказать, так это то, что когда нас информируют о законодательных актах, которые, например, касаются назначения и увольнения судей, мы пытаемся высказать свою позицию по этим вопросам и ставим парламент об этом в известность.

Сергей Козьяков, председатель Высшей квалификационной комиссии судей

– Относительно зарегистрированных в Верховной Раде законопроектов, касающихся резервистов, есть две прямо противоположных идеи. Одна из них – продлить срок действия сданных ими экзаменов, вторая – не продлевать. Предлагается даже вернуть те документы, которые ВККС уже передала в Высший совет юстиции, чтобы кандидаты из резерва снова прошли через процедуру оценивания, экзаменов и т. д. 16 ноября на заседании ВККС мы начали рассматривать вопросы относительно исключения их с резерва, но решили пока сделать паузу.

Вообще в резерве у нас было около 1200 кандидатов, этот резерв создавался специально для института следственных судей, введенного в соответствии с нормами УПК 2012 г. Однако под него так и не было найдено ни средств, ни вакансий, поэтому люди просто ждали. Из той картины, которая складывается сейчас, получается, что резервисты имеют право (при условии, если Комиссией будет объявлен отбор) снова пройти все процедуры, которые они проходили несколько лет назад. Психологически это очень тяжело. Я общался с множеством из них и могу сказать, что они очень недовольны и имеют для этого все основания. Ведь государство сначала предложило им такую процедуру, провело ее, а возможности завершить ее сейчас нет. Шанс на то, что будет принят закон, продлевающий срок пребывания кандидатов в резерве, есть. Однако я прагматик и знаю, что сейчас этот вопрос в парламенте политизируется. Вот когда это будет в компетенции Высшего совета юстиции, такой политизации больше не будет, но для этого нужны изменения в Конституцию.

Александр Удовиченко, судья Высшего хозяйственного суда Украины

– Вопрос о назначении судей из числа лиц, которые находятся в резерве кандидатов на замещение вакантных должностей в судах, находится в компетенции ВККС и ВСЮ. По моему мнению, в данном случае можно применить принцип правовой определенности: если лицо в определенный период времени выполнило все выдвинутые государством условия для обретения определенного статуса, оно имеет возможность реализовать свое право на этот статус. Это значит, что если то или иное лицо в свое время получило рекомендацию ВККС на основании действующего на тот момент закона, и данная рекомендация не была поставлена под сомнение (не признана недействительной или незаконной, относительно кандидата нет уголовных производств), нельзя лишать такого кандидата возможности реализовать свое конституционное право на выбор профессии или рода деятельности.

Сергей Алексеев, член Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия

– Сейчас наиболее важный вопрос – как будет происходить полная перезагрузка судебной системы. Когда этот процесс начнется, дорога к должности судьи будет открыта всем, абсолютно на все судебные должности. Что касается резервистов, то лично мне они неинтересны, если вы хотите это услышать.

Леонид Емец, первый зампредседателя Комитета ВР по вопросам правовой политики и правосудия

– Конституционная реформа, которая сейчас проводится, является одной из причин того, что многие законодательные инициативы не находят реализации. Хотя регистрировать в парламенте законопроекты, касающиеся в т. ч. и резервистов, никто не мешает. Проблема с резервистами действительно существует, но боюсь, что просто так ее решить не удастся, хотя предложения продлить срок пребывания кандидатов на должности судей в резерве есть. Я являюсь сторонником идеи, что все судьи должны пройти через открытые конкурсы. Таким образом мы снимем и проблему резервистов, поскольку все претенденты, в т. ч. и действующие судьи будут изначально в одинаковых условиях, а значит, смогут претендовать на ту или иную должность. Должности судей, таким образом, займут только лучшие и достойные люди.

Михаил Макарчук, секретарь дисциплинарной палаты ВККС

– Я не могу сказать, почему Верховная Рада не принимает соответствующие законы. Они решают, что является главным и важным. Что касается резервистов, думаю, нужно продлить срок их пребывания в резерве. И не только потому, что ВККС долго не работала. На сегодняшний день мы не сможем обеспечить надлежащую ротацию судей в связи с их увольнением. В резерве примерно 600 человек, у которых 12 ноября истек 3-летний срок пребывания там. У нас еще остается 500 человек, но вакансий может быть значительно больше. Если учесть информацию, которую предоставляет СМИ председатель Верховной Рады В. Гройсман, многие судьи скоро могут быть уволены. Если он говорит о 800 судьях, которых следует уволить, а у нас в резерве только 500, мы уже не сможем закрыть все имеющиеся вакансии, ведь для того, чтобы их обеспечить, закон предусматривает прохождение особой процедуры: отбор и годовое обучение в Национальной школе судей. Было бы разумно и целесообразно продлить срок пребывания кандидатов в резерве на определенный период, чтобы мы могли без ущерба для судебной ветви власти проводить ротацию судей.

Павел Луцюк, член Высшей квалификационной комиссии судей

– Кандидатам в судьи ничего не остается, кроме ожидания. Почему их вопрос не рассматривает Верховная Рада? Вместо того, чтобы принять правильный закон, и если что-то пойдет не так, его потом изменить, они пытаются обвинить судей во всех грехах. Они ничего не делают. В отношении тех людей, которые прошли отбор, сказать им, что они все никто и ничто – это неправильно. Надо понимать, что это не судьи, на которых уже кто-то жалуется, а только претенденты, которые изъявили желание быть судьями и прошли соответствующий отбор. Государство на них затратило средства, ресурсы, потенциал. И сейчас говорить: «Извините, вы нам не нужны, а если хотите, идите по новому кругу...» В подавляющем большинстве они нормальные люди, а если там и есть негодяи, их надо отсеять и не принимать.

В Комиссии у нас у каждого может быть свое видение. Хотя я не могу понять, почему мы должны привязывать статус резервиста к работе Комиссии или Высшего совета юстиции. Мы можем говорить, что вины резервиста в случившемся нет, и поэтому можно было бы продлить срок пребывания в резерве. Но я считаю, что если человек уже прошел отбор, его надо допустить к следующему этапу. Работала Комиссия или нет, работал Высший совет юстиции или нет, делала что-то Верховная Рада или нет, вообще не должно учитываться. В чем вина резервиста? Получается, что мы к такому значительному количеству молодых и перспективных специалистов, которые могли бы быть хорошими судьями, относимся без уважения к их возрасту, статусу и тому, что они уже сделали. Мы хотим воспитать человека таким, чтобы он уважал остальных, применял закон, а сами к нему относимся не лучшим образом. Конечно это вопросы не к Комиссии, а к парламенту. Законодателям надо думать не только и не столько о политических перспективах, если они, конечно, хотят сделать людям хорошо, а еще и о недостатках своей работы.

ИСТОРИИ «РЕЗЕРВИСТОВ» ЭКСКЛЮЗИВ

Судейский отбор глазами кандидата

Татьяна Ющенко, кандидат второго отбора

– Учитывая актуальность темы реформирования судебной системы, все больше людей задаются вопросом, можно ли без знакомств и денег стать судьей в Украине. И в отличие от политиков, работающих на собственные рейтинги, экспертов, анализирующих сухую статистику, самый точный ответ на этот вопрос может дать только тот, кто проверил систему нового отбора на себе.

Общеизвестным является тот факт, что до 2010 г. процесс отбора кандидатов на должности судей не основывался на конкурсных началах, был неэффективным и непрозрачным. Ключевую роль в то время играли субъективные факторы, а не профессиональные или моральные качества кандидатов. Хотя безапелляционно утверждать, что старая система не допускала к должностям профессионалов, было бы неправильно, поскольку я лично знакома с многими людьми, которые действительно достойны носить высокое звание судьи. В 2010 г. был принят Закон «О судоустройстве и статусе судей», которым устанавливалась новая процедура отбора кандидатов на должность судьи, соответствующая высоким европейским стандартам.

Учитывая необходимость освежить в памяти теоретические знания основ юриспруденции, подготовку к участию во втором отборе я начала за год до его объявления. Но как оказалось в дальнейшем, сложности начали возникать еще на этапе подачи документов в ВККС, которой было установлено правило: ответственность за правильность заполнения документов всецело лежит на кандидате. Огромное количество юристов, желающих испытать новую процедуру отбора на себе, можно сравнить разве что с нынешними конкурсами в патрульную полицию. Кандидаты занимали очередь за три дня, жили в машинах, некоторые даже спали на ступеньках в подъездах домов, находящихся рядом с пунктом приема документов. ВККС Украины даже пришлось продлить срок приема документов.

Это был настоящий Юр-Фактор! Анонимное тестирование, а также квалификационный экзамен проводились в одном огромном помещении под присмотром международных наблюдателей, журналистов, общественности. Все происходящее фиксировалось видеокамерами. Замечу, что в отличие от нынешнего прокурорского конкурса, кандидаты на должность судьи не были ознакомлены с базой вопросов, выносящихся на тестирование, а тем более с правильными ответами на них. Вопросы тестирования и практические задания по 4 специализациям отличались запутанностью и высоким уровнем сложности. Однако со всей ответственностью могу заявить, что при надлежащей теоретической и практической подготовке успешно пройти эти стадии отбора мог каждый юрист.

Следующей стадией отбора было прохождение собеседования в ВККС для определения уровня моральных качеств кандидатов и зачисление в резерв по его итогам. Именно таким образом в ноябре 2012 г. был сформирован судейский резерв. А затем выяснилось, что прохождение в резерв своими силами не дает никаких гарантий назначения на должность. Все последующее пребывание в резерве сводилось к тому, чтобы ждать объявления конкурса и «угадывать» суд. Поучаствовав в конкурсах на замещение вакантных должностей в судах, находящихся на расстоянии от 100 до 800 км от дома, прихожу к выводу, что следуя тем правилам проведения конкурсов, которые установил бывший состав ВККС, не обладая экстрасенсорными способностями, «угадать» суд было очень сложно.

Нынешний состав ВККС устранил эти недостатки, установил новый порядок проведения конкурса. Наконец-то он стал прозрачным! Единственная проблема заключается в том, что был объявлен всего один конкурс по новым правилам в мае с. г. на 100 с небольшим вакансий для 1200 человек. При этом с апреля по декабрь 2014 г. ВККС была неполномочной, резерв простаивал, и срок пребывания в нем кандидатов, зачисленных в 2012 г., безрезультатно истекал. Таким образом, тот тяжкий путь к зачислению в резерв, который прошли кандидаты на должность судьи, рискует быть пройденным зря по одним только формальным соображениям.

Вспомнилось, как перед собеседованием в ВККС все кандидаты письменно отвечали на вопрос «Почему Вы хотите стать судьей?» Не понимаю тех, кто писал, что это было их мечтой с детства, т. к. будучи матерью двоих детей, не могу представить себе ребенка, мечтающего судить других людей. Но соглашусь с тем, что для судейской профессии «честь нужно беречь смолоду» и работать над собой всю жизнь. Не зря ведь общество предъявляет самые высокие требования моральности к судьям и священникам. Обе профессии, кроме знаний и жизненного опыта, предполагают наличие самого ценного – умения быть беспристрастным, терпимость, умение выслушать и быть услышанным, судить, но не осуждать. Для меня профессия судьи – это каждодневный труд, ограничения, самодисциплина. Довольно длительное время я работала помощником судьи и всегда буду благодарна ей не только за помощь в овладении практическими навыками правоприменительной работы, но и за обучение главному правилу: «Судья должен строго следовать Закону в работе и в повседневной жизни, избегая даже простого впечатления, что он не исполняет Закон». Именно вера в торжество Закона и Справедливости движет нами в борьбе за право быть назначенным на должность судьи.

Моя история, или Заметки кандидата

Ольга Кузнецова,

кандидат второго отбора

«Счастье объединяет людей, но ненадолго». Эти слова очень точно подходят к каждому из кандидатов на должность судьи, пребывающих в резерве. Все мы были одинаково безмерно счастливы успешному прохождению каждой ступени на пути к зачислению в резерв. Казалось бы, с 4 апреля (дня, когда ВККС «запустила машину» нового второго отбора) до 12 ноября 2012 г. (дня зачисления в резерв) всего 7 месяцев и 8 дней. Но и тогда, и сейчас кажется, что за это время прошла целая жизнь…

4 апреля 2012 г., прочитав о начале проведения нового отбора и оглянувшись на свой 7-летний стаж работы помощником судьи, я, не раздумывая ни секунды, начала сбор необходимых документов. Перечень их небольшой, но…

Вот тут и появилось первое (и как оказалось, не единственное) «но»…

Итак, два сертификата о прохождении наркологического и психиатрического осмотра – получены; медицинская справка со всеми печатями и требуемым заключением – с трудом, но получена; фотографии разных размером (требовалось и 3×4, и 3,5×4,5 см) – сделаны; анкета – заполнена; копии трудовой книжки, дипломов о полученном образовании – готовы. Все в двух экземплярах. Теперь надо подать все это в срок до 27 апреля – и все! И тут снова «но».

11 апреля, сжимая в руках папку с проверенными тысячу раз документами, вместе с коллегой, также решившей бороться за свою мечту, едем в Киев. Задворки, территория склада, бесконечное количество людей… Стояли до самого вечера. День запомнился знакомствами, тихими беседами, усталостью, возмущениями, разговорами на повышенных тонах, дракой, милицией, окончанием работы приемной комиссии ВККС, досадой, долгой дорогой домой. Именно в таком порядке. Не удалось сдать документы и в четверг. В пятницу наметился прогресс – появились две инициативные группы и два списка лиц, желающих подать документы. Мы записалась в оба. Первый список в ходе «боевых действий» был уничтожен, а второй взялся охранять мужчина (насколько помню, он не кандидат, а родственник одного из желающих сдать документы), имеющий машину и вынужденный жить в ней с пятницы до следующего рабочего дня ВККС. А это был вторник, учитывая, что суббота – выходной, воскресенье – Пасха и понедельник – снова выходной.

Приехали в Киев в понедельник вечером и решили проведать мужчину со списком. Он мужественно дежурил у ворот на Полесской, список был закрыт в машине. Сняли номер в гостинице. Встали в 5 утра, чтобы успеть на первый трамвай, шли пешком, потом ехали и снова шли пешком. Наконец мы у цели. Список сохранен. Выстраиваемся в очередь. Перекличка тех, кто заходит, и тех, кому нужно приготовиться. Тех, кто не отозвался (не услышал, отошел погреться, попить кофе и т. д.), вычеркивали сразу, и они оказывались в конце этого бесконечного списка. И вот к концу дня у меня нет сил, зато прижимаю к сердцу листок формата А-5 с печатью ВККС о принятии документов и красивый буклет (памятку) кандидату на должность судьи. Все, кому удалось сдать документы, были самыми счастливыми на свете и этим похожими друг на друга.

И вот объявлено о долгожданном тестировании. Подъем в 3 утра, выезд в 4.20 первой маршруткой на Киев, 7.00 – регистрация и ожидание… Холод, дождь, ветер, нет воды и прочих очень необходимых человеку вещей… Нас впускают в помещение. 3584 человека, стремящихся к одной цели.

12.30 – торжественное открытие, внос коробок с заданиями, пожелание удачи и начало тестирования.

Вздох. Окончание времени. Бланк сдан. Выдох.

6 июня. Проходной балл 63. Ура!! Иду дальше.

Месяцы подготовки в режиме: работа, дом, книги, учебники, статьи, практика и снова работа, дом, книги.

11 сентября. Держу в руках заветную индивидуальную карточку кандидата. Тестовая тетрадь, вопросы длиной в целый рассказ, рисование черных квадратов. Письменное анонимное тестирование пройдено.

19 и 20 сентября. Модельные судебные дела решены (и решены, как оказалось позже, правильно).

Дорога домой, снова ожидание… и меня вызывают на собеседование. Новый костюм, прическа, волнение, ответы на вопросы анкеты… И вот 14 пар глаз членов ВККС смотрят на тебя, как говорилось в известном фильме, оценивающе. Вопрос – ответ, вопрос – ответ. 5 минут ожидания (а казалось, что прошла вечность) и вердикт: 69 баллов за квалификационный экзамен.

12 ноября. Именуюсь честно заслуженным званием – кандидат на должность судьи, зачисленный в резерв. Мечта, стремление к ее осуществлению, желание быть… Но… Снова это «но».

Три года позади, 9 месяцев из которых – простой в работе судебной системы. А сейчас – борьба. Борьба за мечту, способность, умение и большое желание…

Борьба под девизом: «Бороться и не сдаваться!»

Наталья Мамченко

Судебно-юридическая газета. – 23 ноября 2015. – № 45 (313)

Перейти на початок